Общество


Главная

11:41 | 19.12.2019

«Николай Львович, через сколько меня закопают?»

Главврач Свердловского кожвендиспансера о том, как на Среднем Урале борются с раком кожи

Меланома, один из видов новообразований кожи, в последние годы вышла в число самых распространенных в мире онкологических патологий, и, по прогнозам Всемирной организации здравоохранения, в ближайшие 10 лет заболеваемость увеличится еще на 25 %. О том, насколько уральцы подвержены риску развития злокачественных кожных образований, как снизить этот самый риск, и почему обращаться с подозрением на меланому можно и нужно в областной кожвендиспансер, корреспонденту «Вечерних ведомостей» рассказал главврач Свердловского кожно-венерологического диспансера, кандидат медицинских наук, доцент Николай Струин.

– Николай Львович, в начале декабря кожно-венерологический диспансер принял участие во всероссийской акции «Живи без страха» (проводится при поддержке министерства здравоохранения РФ, - прим. ред.), расскажите, насколько участие в этой акции востребовано среди екатеринбуржцев, или, возможно, в ней приняли участие жители и других городов Среднего Урала? Какие предварительные итоги?

– Смысл акции «Живи без страха» заключается в том, чтобы сделать в разных городах России одномоментный срез на совершенно конкретную патологию и потом совместить процент ее выявляемости. Разом на протяжении 5 дней организовать большую выборку людей, заинтересованных в получении этого вида медицинской помощи, и посмотреть, сколько в результате случайной выборки можно найти проблем, связанных с онкологией.

А главная идея этого мероприятия состоит в том, чтобы рассказать о меланоме – самом злокачественном и быстрорастущем новообразовании, создающем для людей большие проблемы. Но, помимо меланомы, на коже и слизистой есть достаточно много других онкологических проявлений, которые тоже требуют быстрого решительного вмешательства для сохранения здоровья и качества жизни человека.

Еще один вывод, который мы сделали в ходе проведения акции, состоит в том, что если в будущем мы будем проводить подобные мероприятия, то – обязательно во всех городах присутствия областного кожвендиспансера в Свердловской области – в Нижнем Тагиле, Первоуральске, Каменске-Уральском и Красноуфимске. Из области среди участников акции было только около 100 человек (около 20 %) , в основном в акции принимали участие жители Екатеринбурга. Хотя обеспеченность врачами, доступность услуг в Екатеринбурге очень высока, а также регулярно проводятся «субботники против рака».
Кроме того, мы смогли увидеть мотивацию людей по отношению к собственному здоровью.

– Сколько человек обратились к специалистам во время этой акции?

– К специалистам в наше и другие медучреждения пришли 546 человек, хотя планировалось порядка 750 – столько человек записалось. Из 546 человек именно через наших специалистов прошли 512.

Большинство людей пришли к нам, потому что мы являлись основной площадкой – у нас имеется большая технологическая оснащенность и квалифицированные врачи для того чтобы пропустить большой поток людей. Хоть основная нагрузка ложилась на нас, важен и тот опыт, который получили в ходе этой акции другие учреждения.

Запись была организована через сайт и единый телефон акции, причем ажиотаж был высокий, многие люди даже не успели записаться. Но что мы увидели по факту - и в первый, и во второй день много записавшихся приходили либо не в свое время, либо приходили те, кто не смог записаться из-за лимита свободных мест. Но для нас, по-человечески, было важно помочь любому обратившемуся.

По итогам акции мы выявили 9 подозрений на меланому и 14 подозрений на иные новообразования кожи. Проблемы у людей есть, если перевести суммарно, то получится 23 подозрения на 546 человек, то есть порядка 4,5 %. Это укладывается в статистику: считается, что в нашем территориальном поясе меланома занимает в структуре онкологических заболеваний 1,5-2,5 %, а в странах с более жарким, солнечным климатом может достигать 11 %.

Надо понимать, что меланома – это опухоль, которая связана с неконтролируемым ростом меланоцитов – клеток, производящих пигмент. Кстати, именно рост этих меланоцитов помогает в диагностике отличить обычную родинку от подозрения на меланому. Я пользуюсь термином «подозрение на меланому», потому что даже если мы на 100 % уверены, что это меланома, окончательный диагноз всегда ставит врач-онколог.

У нас активно работает система, как я ее называю «зеленой дорожки», когда всем пациентам, у которых есть то или иное подозрение, оформляется направление, и для уточнения диагноза они быстро попадают в Свердловский областной онкологический диспансер. Так мы минимизируем время прихода пациентов до онкологов, и уменьшаем срок дополнительного обследования до 2-3 недели.

«Николай Львович, через сколько меня закопают?»
«Живи без страха» – федеральный проект, принять участие в котором россияне могут бесплатно. Фото: сайт проекта


– Как происходит выявление меланомы?

– В диагностике новообразований кожи и слизистых есть несколько важных компонентов. Первое: знания, умения и навыки врача, а также «набитый глаз», имеющий определенное понимание, видение для профессиональной постановки диагноза. Существует также дополнительный метод, который позволяет нам уточнять, визуализировать и описывать кожные новообразования. В этом помогает дерматоскоп, проще говоря – определенный прибор с подсветкой и многократным увеличением, большая лупа. Он позволяет просмотреть отдельный элемент кожи, определить родинка на нем или новообразование с характерными признаками злокачественности. В 2015 году мы только готовились активно зайти в проблему дерматоонкологии, но у нас не хватало хороших дерматоскопов, а сейчас мы их купили за большие деньги. Но это, еще раз повторяю, только прибор, который помогает врачу приблизить тот или иной элемент кожи для правильной оценки. По большому счету нужны профессиональный глаз и опыт.

В этом году молодой талантливый специалист Александра Шубина на основе искусственного интеллекта реализовала специальную насадку для смартфона, которая позволяет по определенным параметрам сопоставить, есть ли признаки того, что какое-то новообразование обладает патологией или склонностью к ней. Это полезное изобретение, потому что люди с севера или с востока области не поедут в кожвендиспансер смотреть бородавки, а обратятся в ближайшее медучреждение. А эта система позволяет очень быстро отфильтровать людей, которым нужно либо не нужно дополнительное обследование. Я знаю, что изобретение сейчас потихонечку патентуется, думаю, что уже в следующем году мы начнем думать, как оно может быть реализовано в системе здравоохранения. В Москве, например, есть специальный сканер, который по такому же принципу позволяет отследить, меняется ли у человека количество родинок, а это один из признаков склонности к потенциальному развитию различной патологии кожи, включая онкологию.

– Что влияет на развитие рака кожи и меланомы? Кто в зоне риска? И можно ли как-то профилактировать, защитить себя от этого заболевания?

– Факторы, способствующие развитию меланомы очень простые и известные. Светловолосые и люди с тонкой белой кожей должны контролировать воздействие солнечного света на себя и не должны стесняться пользоваться кремами, обеспечивающими защиту от ультрафиолета. Стоит помнить, что кожа на солнце быстро сохнет. Кроме того, на развитие меланомы влияет меняющийся климат. Сейчас зима, а за окном 2 градуса и нет снега. А летом на огородах нужно спасать урожай, и в битве за него люди будут достаточно долго находиться на солнце, поливая и пропалывая грядки.

Отмечу также, что, если человек делает пилинг, он должен дополнительно защищать свою кожу, потому что солнечный свет подсушивает тонкую кожу и активизирует меланоциты, которые и лежат в основе риска появления меланомы.

Как люди могут себя защитить? Во-первых, если вы решили позагорать, то делать это нужно только до 11 и после 16 часов, когда солнечный свет минимизируется. Во-вторых, в период между этими часами обязательно нужно пользоваться одеждой – легкой, прикрывающей, но не позволяющей сильно обгореть. В-третьих, если вы решили выйти на пляж, никогда не нужно там спать, как это любят делать российские туристы. А если уж решили спать, то лучше лечь где-то в тени. Лучше загорать в так называемом «отраженном» или «рассеянном» свете. Не под прямыми солнечными лучами, а в легком теньке, который и свет пропускает, и не дает коже сгореть.

Важно понимать, что если кто-то из ваших родственников страдал онкологической патологией, то вы должны минимум раз в год обследовать свою кровь на онкомаркеры – это лабораторный способ, определяющий предрасположенность человека к онкопатологиям. И, понятно, что чем старше мы становимся, тем чаще нужно обращаться к онкологу, потому что организму с возрастом становится все труднее выталкивать из себя всякий «мусор», который в том числе и провоцирует возникновение опухоли разной локализации.

«Николай Львович, через сколько меня закопают?»Струин рассказал о планах открыть отделение дерматоонкологии в Свердловском кожвендиспансере.


– Уральцы находятся в какой-то особой онкологической зоне риска по развитию меланомы?

– Среди всех онкологических заболеваний в Свердловской области меланома находится где-то на второй-третьей позиции. В самом начале списка идет рак молочной железы и рак желудка, а меланома имеет маленький удельный вес в этой структуре.

В области кожных новообразований проблему для уральцев создают несколько вещей. В первую очередь – химическое загрязнение внешней среды. У нас много рабочих в сфере металлургии, а эта работа связана с жесткими температурами на производстве. Кроме того, климат у нас очень сухой, континентальный, а водоемов, которые могли бы смягчать этот климат, к сожалению, нет.

– Кто обращается чаще на диагностику – мужчины или женщины?

– Во время акции «Живи без страха» мы поняли, что женщины чаще, чем мужчины заботятся о своем здоровье. Я пока не могу это объяснить, но думаю, что мужчины в этом плане более эмоционально восприимчивы и больше боятся услышать слово «онкология».

Сегодня в России для многих людей это слово равно слову «смерть», хотя это не так, потому что существуют технологии, которые позволяют успешно и весьма успешно лечить людей.

У одного моего знакомого тоже заподозрили меланому. Он приехал к нам ошарашенный, и когда диагноз подтвердился, мы долго не могли его перевести в ровное эмоциональное состояние. Человека мучал один вопрос. Он мялся, а потом все-таки спросил: «Николай Львович, через сколько меня закопают?». Этот вопрос звучал, как ему казалось, по-мужски, но по факту сама постановка вопроса говорила о том, что человек боится. А нужно не бояться, а вовремя проходить медицинские обследования. Чем быстрее человек приходит к врачу, тем выше вероятность его полного излечения.

Люди не должны бояться ходить к врачам, не должны бояться любить и осматривать себя. Женщины в этом отношении более организованные и более мужественные, а мужчины часто считают, что все болезни рассосутся сами. Еще и некоторые врачи, особенно частные, неправильно работают с людьми. Но это уже вопрос профессионализма.

– Скорость выявления как-то влияет на лечение рака?

– Чем раньше рак выявляется, тем быстрее можно приступить к его лечению. Один из самых быстрых и простых путей для работы с меланомой – хирургический, когда иссекается определенный участок кожи. Чем больше меланома, тем больший участок кожи требуется иссекать. Бывает так, что необходимо выполнить так называемую пластику кожи, то есть большую поверхность закрыть дополнительными кожными лоскутами, чтобы все получилось аккуратно и красиво.

– Как вы относитесь к тому, что многие люди пытаются поставить себе диагноз и определить лечение через Интернет?

– Серьезная проблема, когда человек за диагнозом начинает лезть в Интернет. В России сейчас есть тренд, который пришел к нам из США. Там модным стало движение так называемого онлайн-доктора и помощи интернет-сообщества.

Люди фотографируют проявление у себя тех или иных заболеваний, выкладывают в Сеть и просят помочь поставить диагноз, широкое сообщество интернет-пользователей начинает эту тему муссировать. А поскольку многие из них учились плохо, они выставляют множество неправильных диагнозов. Неправильно за советом идти в Интернет. Первое, что упускается при этом – время. Меланома – это быстрая опухоль, и чем быстрее ее убирают с кожи, до того, как она успела «добраться» до лимфоузлов, тем прогноз для человека с точки зрения качества жизни лучше. Когда вы не знаете, что делать, нужно всегда обращаться к тем людям, которые могут помочь.

– По данным veved.ru, в областном кожно-венерологическом диспансере меланомой занимаются уже давно, а не только во время каких-то акций. У вас есть планы по развитию учреждения в этом направлении?

– Мы бы хотели создать в нашем диспансере специализированное отделение дерматоонкологии, чтобы работать и на область, и на город. Чтобы люди приходили к нам, как только возникло подозрение на онкологию, смогли верифицировать свой диагноз и пройти морфологическое исследование (гистологическую оценку ткани, взятой из опухоли), а потом уже хирурги-онкологи решали проблему каждого конкретного человека.

Тенденцию роста числа выявления меланомы, о которой говорит ВОЗ, мы для себя сейчас ожидаем. Пока есть возможность, необходимо выстроить организацию системы здравоохранения. С 2015 работа нашей организации улучшилась, потому что мы обрастаем кадрами, привлекаем молодых врачей, активно используем себя как базу для обучения, наращиваем знания и умения у наших специалистов, которые как раз и должны выявлять проблемы новообразований кожи и слизистых.

В конце ноября проходила коллегия Минздрава Свердловской области, и на ней прозвучало решение о том, что надо создавать на территории Свердловской области специальные центры по амбулаторно-поликлиническому приему и верификации этих диагнозов. В этих центрах мы можем сконцентрировать людей и уже на потоке определиться с тем, кому какая помощь нужна. Я называю это тактикой «бутылочного горлышка». И для этого мы бы и хотели развернуть отделение дерматоонкологии, включая элементы психологической поддержки пациентов. Кстати, о важности такого гуманистического и человечного подхода очень хорошо написал Солженицын в своем «Раковом корпусе», за что и получил Нобелевскую премию по литературе. Рекомендую читателям вашего издания прочитать – написано настоящим и великолепным русским языком, вызывающим правильные переживания.

– Какие-то есть сложности в открытии такого отделения в вашем учреждении, оказывается ли вам помощь в свердловском Минздраве? Когда планируется открытие?


– Минздрав Свердловской области крайне внимательно относится к развитию системы здравоохранения в регионе в целом. И здоровье свердловчан для специалистов этой структуры – на первом месте. С Минздравом все вопросы обсуждены.

Сейчас дело осталось за малым – необходимо определиться с возможной площадкой нового отделения. Нам необходимо проработать этот вопрос с администрацией Екатеринбурга – медицинские площадки от каких-то учреждений освобождаются, и нам надо согласовать наши действия, чтобы была польза для всех. Когда будет помещение, мы сможем четко сказать, что берем на себя обязательство, условно говоря, через полгода открыть это отделение, потому что я, по большому счету, серьезных и больших трудностей не вижу – это глаза боятся, а руки то делают.

Одной из важных целей при открытии отделения считаю минимизацию нагрузки на областной онкологический диспансер. Мы сможем часть пациентов сконцентрировать у себя, а значит, сможем вовремя оказать людям необходимую помощь, уменьшить процесс ожидания своей очереди на «большое» оперативное вмешательство, выполняя кое-что в амбулаторных условиях и, возможно, спасти чью-то жизнь.

Фото из открытых источников

Марк Лисин © «Вечерние ведомости»

Поделиться в соцсетях:

 

Версия для печати   Код для вставки в блог

Новости
31.03.2020
Патрульный участок





Мы в соцсетях



Архив
«    Апрель      »  2020   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930