Общество


Главная

21:43 | 1.12.2019

vladtime.ru

«Ну а что вы хотели? У вас ВИЧ»

Истории реальных людей из Свердловской области с «особым» диагнозом

Сегодня, 1 декабря, по всему миру отмечается День борьбы со СПИД. Согласно данным Роспотребнадзора, за последние 10 месяцев в Свердловской области было выявлено 4036 новых случаев ВИЧ-инфекции, этот показатель является ниже прошлогоднего на 9,7% (4440 человек). Несмотря на тенденцию снижения новых случаев ВИЧ-инфекции в регионе и в стране, она по-прежнему остается одной из важнейших проблем. Некоторые люди просто боятся пройти обследование, принять диагноз или начать лечение, поскольку воспринимают ВИЧ как смертный приговор. Корреспондент «Вечерних ведомостей» пообщался с носителями вируса. Здесь мы публикуем 4 истории реальных людей, чтобы показать, зачем необходимо знать о своем статусе и что жизнь с таким диагнозом – это не самое страшное, что может произойти с человеком.

Татьяна (имя изменено), 35 лет, равный консультант(специалист, обладающий равными характеристиками с консультируемым, помогает им привыкнуть к новой жизни), мать двоих детей

О своем статусе я узнала в 2001 году, проходя обследование. Результаты моих анализов стали задерживать, а потом в регистратуре мне сказали: «Вам в спеццентр, похоже у вас ВИЧ». Мне было лет 18. Заразилась ВИЧ, я думаю, от молодого человека, я на тот момент была в отношениях около четырех лет. Это была первая любовь. Мы расстались, но к ВИЧ это никакого не имеет отношения.

Я около 10 лет я принимаю АРВТ (антиретровирусная терапия). Это таблетки, которые блокируют размножение вирусов в крови. Вирусная нагрузка в организме становится неопределенной, то есть равной нулю. В настоящий момент у меня иммунитет абсолютно здорового человека.
Вначале о моем статусе узнала подруга, а сейчас в моем близком окружении об этом знают, наверное, все.

В 2015 году я забеременела, мой муж тоже был носителем ВИЧ. Во время беременности у меня никаких сомнений по поводу рождения здорового ребенка. Так и получилось.

Я работаю равным консультантом и часто сталкиваюсь с тем, насколько мало у людей знаний о проблеме ВИЧ-инфекции. Иногда посторонним приходится объяснять элементарные вещи, что, например, пить из кружки ВИЧ-инфицированного человека можно. Порой люди сдают тест даже после того, как покурят после кого-то кальян.

И в повседневной жизни, когда заболеваешь чем-то, как обычный человек, сталкиваюсь с такой фразой: «Ну а что вы хотели? У вас ВИЧ». Их не волнует, что у меня иммунитет у здорового человека.
У меня есть две ВИЧ- положительные подруги, которые состоят в отношениях с отрицательными партнерами, и они не несут никакой опасности для своих мужей, у них здоровые дети. Главное – принимать препараты.

Некоторые люди просто не хотят лечиться. Не верят, в то, что есть такая болезнь. Считают, что им и так неплохо. Оттягивают, пока их не коснется какая-то серьезная проблема и не появятся какие-то сопутствующие заболевания. Но это, к сожалению, неправильно, потому что чем раньше ты начнешь принимать препараты, тем здоровее ты будешь.

Старшая дочь о моем статусе знает, младшая – нет. Но для меня проблема не в том, что в обществе кто-то узнает, от общества я смогу защититься, а в том, как защитить ребенка от предубеждений. Я буду спрашивать советов у психологов, готовиться.

Я считаю, что ВИЧ-инфекция – не самое страшное, что может случиться с человеком. Гораздо страшнее, когда у тебя обнаруживают онкологию, диабет. Есть очень много других заболеваний, которые гораздо опаснее и сложнее поддаются лечению.

Анна, 33 года, мать троих детей, сейчас – в декрете

В 2014 году я узнала о своей беременности. В моей жизни до этого присутствовали наркотики, стаж употребления был очень большой для моих 27 лет. Я встала на учет в женскую консультацию, сдала все необходимые анализы. Чувствовала себя прекрасно. Меня пригласили в кабинет инфекциониста. Я, конечно, удивилась очень сильно. Пока я шла в этот кабинет у меня потели ладошки, кружилась голова. Старое здание инфекционки, общарпанные стены, Толстая тетка в белом халате как приговор произнесла: «У вас ВИЧ». Я спросила, что мне делать, мне сказали: «Ничего», снова взяли кровь.

Домой я шла и постоянно думала: «Ладно я одна, а малыш? Ему за что это все, ведь он ещё даже не родился». Я понимала, что наркотики губят ребенка и поэтому согласилась пройти реабилитацию в Христианском реабилитационном центре. Когда приехала на реабилитацию с диагнозом, там была девушка, равный консультант, которая провела со мной огромную работу – постановку на учет в другом городе, принятие АРВТ терапии. Я не скажу, что все это было легко, но мне очень хотелось жить. Я читала много литературы и понимала, что если пить препараты, то ребенок будет здоров, и я проживу столько же, сколько живут нормальные люди. Жизнь изменилась, потому что захотелось жить, как все другие.

Родился мальчик в срок, естественными родами, здоровенький. Родственники до сих пор не знают о моем диагнозе. Я замужем, мой муж отрицательный, у меня трое детей и двое из них рождены с ВИЧ. Себя я чувствую прекрасно и духовно, и физически.

Станислав, 38 лет, 3 детей, руководитель строительной организации

Я узнал о диагнозе 9 лет назад. Я резко начал чувствовать себя плохо. Думал, может быть замотался из-за нервов, иммунитет упал, съезжу в отпуск, отдохну на море, и все придет в норму. Вернулся, и ситуация со здоровьем начала ухудшаться.

Отвел детей 1 сентября в школу и плохо себя стал чувствовать, задыхаться. Дня через 2-3 меня увезли в крайне тяжелом состоянии в реанимацию. Были подозрения на пневмонию. В больнице, когда сдал уже анализы, мне сказали: «У вас ВИЧ». До этого я, в конце 90-х, употреблял наркотики 5 лет.
Как любой нормальный человек, который узнал о смертельно-опасной болезни – пережил стресс. Я думаю, что любой к этому не отнесется легкомысленно.

Я женился в 2003 году. Видимо это было как раз серонегативное окно: жену не заразил, и дети родились здоровые. И сейчас возможности заражения у жены практически нет.

Думал долгое время насчет АРВТ. Но принял решение, что лучше все- таки пить препараты. И вот уже 9 лет принимаю. Чувствую себя прекрасно. На одной из встреч врач, глядя на результаты моих анализов, сказал, что им может позавидовать любой здоровый человек.

Уровень жизни от диагноза не поменялся. Ни в каких отношениях. Здоровье нормальное, отношение в семье хорошее. Жена отреагировала на все спокойно. Дети на сегодняшний день не знают, я думаю, придет какой-то определенный момент, и я расскажу об этом. Отличает меня от всех остальных людей только то, что я утром и вечером принимаю таблетки.

У меня много сотрудников и друзей с диагнозом. Люди, которые живут с ВИЧ, спокойно к этому относятся.

Я этого не стесняюсь. Я поддерживаю людей, которые не знают, начинать ли терапию. И у меня есть знакомые, которых, к сожалению, сегодня нет уже в живых, и они так и не приняли решение пить АРВТ. Хотя с этим можно спокойно жить. Терапию важно правильно подобрать. Иногда люди начинают принимать АРВТ в поздней стадии. И врачи, если она не подходит, вроде не давать её не могут, но и подобрать тоже. Поэтому из-за нашей необразованности по таким вопросам народ, конечно, погибает.

Павел, 34 года, двое детей, руководитель реабилитационного центра

Я находился в реабилитационном центре, когда узнал диагноз. Это было 7 лет назад. Раньше я употреблял и заразился инъекционным способом. На этот момент у меня уже были жена с ребенком, и я не знал, какой у них статус, очень переживал, нервничал. После этого сдал анализы, узнал. Потом мы переехали с женой на Урал из Подмосковья, начали планировать второго ребенка. Я положительный, она отрицательная. Перед тем как планировать, надо было нагрузку снизить до неопределенной. Снизил нагрузку, все хорошо. А позже нашли гепатит С, лечился 3 месяца. А позже обнаружили ещё скрытую инфекцию, вылечил все.

На сегодняшний день у меня два здоровых ребенка и жена. Я чувствую себя хорошо, занимаюсь спортом, играю в футбол, волейбол, в бассейн хожу.

Мама сначала отнеслась так панически, знаете, как люди из Советского союза: «Ох, что это, какая-то инфекция, как теперь жить. Скоро умрешь», а потом она сама увидела, что я болею реже и здоровее всех здоровых людей.

Дочке 10 лет, я, конечно, ей расскажу. Лучше пусть она от меня узнает всю правду, чем от кого-то другого.

Когда я перестал употреблять наркотики, жизнь пошла в другом русле. Я сейчас работаю, могу быть с семьей, делать вещи, которые раньше не ценил, не понимал.

Моих родных и близких это совершенно не пугает, они не относятся ко мне с какой-то брезгливостью.

Я руководитель реабилитационного центра «Спасение», там я помогаю таким же людям, каким был сам раньше. Непосредственно с ВИЧ мы сталкиваемся очень часто. Я могу давать людям консультации, потому что сам ВИЧ-положительный и многое понимаю в этом плане.

В принципе, ни с какими сложностями не приходится сталкиваться. Так как я принимаю АРВТ терапию, практически не болею и это даже плюс. Мне кажется, люди, в принципе, о ВИЧ осведомлены, но они обладают несколько иной информацией, «совдеповской», что ли. Я думаю, что если проводить больше консультирований, открытых площадок с обратной связью, все будет лучше.

Валерия Руббо © «Вечерние ведомости»

Поделиться в соцсетях:

 

Версия для печати   Код для вставки в блог

Добавление комментария

Комментарии работают в режиме премодерации.


Ваше имя:


Текст комментария:


Код защиты:

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код

Введите код защиты:



Новости
Сегодня




Мы в соцсетях



Архив
«    Декабрь      »  2019   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031