Общество


Главная

17:39 | 1.12.2019

«Солярка уже почти 50 рублей, а картошка как стоила 10 лет назад 6 рублей, так и стоит»

Депутат из Белоярки рассказал, почему сельское хозяйство убыточно, а появление мусорных полигонов – неизбежно

Российские села можно поднять с колен только при соблюдении двух условий: созданием рабочих мест и искоренением лени, которой все чаще стали подвержены деревенские жители. Такое мнение выразил депутат думы Белоярского городского округа Иван Половцев, представляющий в законодательном органе три небольшие деревушки общей численностью не более двух тысяч человек. В интервью нашему изданию он рассказал, почему вымирают деревни, а поля зарастают бурьяном. Не обошел он и тему мусорного полигона, идея размещения которого в Белоярке принадлежит жителям совсем другого муниципалитета.

– Иван Михайлович, Белоярка раньше была житницей Свердловской области, на полях работали сотрудники колхозов. Где все это сейчас? Земельные участки все чаще отдают под строительство коттеджных поселков.

– Люди уезжают из деревни в Екатеринбург, еще куда-то. У меня в классе училось 20 человек, только трое осталось здесь, в селе Бруснятское. Все мои трое сыновей тоже решили уехать – один в Белоярский, второй в Екатеринбург, третий в Санкт-Петербург. Потому что работы нет, а если есть, то зарплата небольшая – больше 20-25 тысяч рублей не найдешь. В основной своей массе народ живет бедно. Но даже и за такие деньги люди готовы работать. Только негде, надо создавать рабочие места. Раньше в соседней деревне Измоденова был чугунолитейный завод, так там все село работало, часть из Бруснятского ездила. И я там работал, где-то даже благодарность осталась за ударный труд. А сейчас нет ничего. Есть вот цех небольшой – «незамерзайку» делают, за счет этого какой-то доход у людей есть.

– Куда колхозы делись?

– Колхозов как таковых нет, сейчас везде кругом общества с ограниченной ответственностью, все находится в управлении банкиров. У них деньги есть, техника хорошая, рентабельность большая. Один трактор обрабатывает столько, сколько раньше 5-6, и тут конечно автоматизация сказалась на потере рабочих мест.

Само по себе сельское хозяйство убыточно. У меня фермер знакомый, он говорит: «Вань, цена на картошку 6 рублей за килограмм. Солярка уже почти 50 рублей, а картошка как стоила 10 лет назад 6 рублей, так и стоит». Вот и делайте выводы. В СССР была командирская рука, торговля контролировалось государством, а сейчас вся оптовая торговля овощами и фруктами в руках выходцев из Азербайджана. И что мы имеем? Закупочные цены низкие, по 6 рублей за килограмм, приходишь в магазин, а там уже 18. Ну не сговор ли это?

Чтобы выживать, закупочная цена на картошку должна быть другая, хотя бы 10 рублей за килограмм. У меня полтора гектара земли хорошей, но я просто бурьян уже скашиваю и все, для скотины. Садил картошку, продал, но даже не окупил затрат. Фермер с деревни сейчас продукцию до конца года продаст и на работу пойдет устраиваться – а иначе не прожить.

И также с мясом. Раньше если держали коровку и двух-трех бычков, то сейчас этого нет, цена продаж очень низкая, а для личных нужд проще в магазине купить. К тому же, это же нужно постоянно заниматься хозяйством, а сейчас сельское население обленилось, не хочет работать ни в какую. У нас раньше драки были за покосы, выкашивали даже болота. Сама жизнь в сельской местности подразумевает труд.

- В Екатеринбурге депутаты занимаются ЖКХ, инфраструктурой. Какие основные направления у депутатов в муниципалитетах, учитывая сельскую составляющую?

– Да по сути проблемы то везде у нас одни, и важно понимать, что от депутата мало чего зависит. Если по делу, из бюджета на развитие села выделяют крайне мало средств. Мне в прошлом году выделили миллион двести с небольшим, это на три населенных пункта – Измоденова, Бруснятское, Некрасово. А что такое 1,2 миллиона? Дороги ремонтировать надо, свалками заниматься надо. У меня задача хоть какую-то часть денег выбивать на ремонт школы, детского садика. Сейчас вот деньги стали выделять – поменяли полы, забором школу обнесли, поменяли входные группы, отремонтировали туалеты. Хотелось бы больше, но уже приятней – детям учиться комфортней. В детсаду вот сделали канализацию-септик, а то все бежало в общую яму, а порой и в подвал. Вы представьте – детки наверху, а в подвале параша. У заведующей рабочий день начинался с того, что она бегала и подтыкала эти трубы. В этом году починили, душа радуется. Пластиковые окна поставили. Что-то сам своими руками делаю, у меня свой экскаватор есть – где-то подсыплю дорогу. Бывает бабушка придет, попросит: «Ваня, тут лужа, совсем ходить невозможно». Что делать? Взял экскаватор, убрал, лужи нет. Слава Богу, есть еще мужики у нас крепкие в селе, помогают, кто чем может.

«Солярка уже почти 50 рублей, а картошка как стоила 10 лет назад 6 рублей, так и стоит»

«Солярка уже почти 50 рублей, а картошка как стоила 10 лет назад 6 рублей, так и стоит»Ремонт спортзала в школе сделали семь лет назад – деньги выделил бывший депутат Заксобрания Анатолий Павлов. В школе учится 186 детей


– В начале ноября разразился скандал из-за планов по размещению мусорного полигона в Белоярском городском округе недалеко от Малых Брусян, куда хотят возить твердые бытовые отходы из Екатеринбурга. Идею подкинули жители Сысертского района, где изначально хотели сделать мега-свалку. Какую позицию занимаете вы?

– Можно говорить популистские речи, что я против полигона, и так далее, но давайте смотреть здраво: мы мусор производим регулярно, у меня у самого за неделю по два пакета. Стоят же газораспределительные станции в городах, вреда нету, потому что они новейшие, и если поставить вот такой новейший мусороперерабатывающий завод, то я не против.

– Но жители Белоярки же скажут – мол, ваш мусор, у себя и стройте что хотите.

– Сейчас наш белоярский мусор везут на северный полигон под Екатеринбургом. Но вы же не говорите, зачем вам наш мусор? Куда это все девать? Конфликт определенный есть, но надо решать. Депутаты приняли неоднозначную позицию – выжидают. Хотя, что выжидать? Я поддержал главу Андрея Андреевича Горбова. Он говорит – ну куда мы свой белоярский мусор будем девать, у нас 20 тонн ежедневно мусора район вырабатывает. Нам просто для себя необходим полигон, свой. Да, может объемы надо пересмотреть, абсолютно точно технологию складирования надо контролировать и прочее, но в целом нам от нового полигона никуда не уйти.

– Не боитесь, что решение по поддержке размещения полигона повлияет на ваш результат на следующих выборах в 2021 году?

– Я человек здравомыслящий, по-хозяйски смотрю – нам нужен свой полигон. Ну, повлияет на результат и ладно – зато я честно сказал, не лукавлю и хвостом не кручу. Нам свой мусор надо куда то девать в любом случае, у нас итак все леса завалены мусором, кругом несанкционированные свалки. Лет 30 люди валили мусор за деревню. Вот Сысертский район сказал нам не надо – везите в Белоярку. По моему мнению, надо поставить в каждый район свой небольшой мусороперерабатывающий завод.

– Как оцениваете деятельность главы БГО Андрея Горбова? Недавно прошло два года, как он руководит муниципалитетом.

– Некоторые на думе говорят, что Горбов плохой, это не делает, то не делает, но это просто борьба за власть. Противостояние в думе похоже на какой-то истеричный лай порой по абсолютно глупым вещам. Я как депутат регулярно езжу по территориям, объезжаем, инспектируем строительство теплотрасс, котельных, водопроводов. Многое делается, чего никогда не делалось. У нас всегда будут люди, недовольные властью. У меня тоже в селе много недовольных мной: они не хотят видеть, что у нас в начальной школе заменили окна на пластиковые, поменяли полы. Люди этого не видят. Плюс многое зависит от похоронных структур, которые пытаются расшатать ситуацию, спонсируют недовольных. А всё из-за чего? Потому что Горбов решил навести порядок на кладбищах, убрать эту мафию, которая последние 10 лет творит беззаконие. Порядок должен быть везде.

– Но депутаты же все почти сельские мужики, в деревнях росли, почему нельзя сесть, поговорить?

– Я много думал, почему жизнь в селе стала другая, почему исчезло единение, и я пришел к выводу, что тот старый народ, который был воспитан на других традициях, он просто ушел. В село стал приезжать народ городской, у них другой менталитет, и он нам передается. Отсюда все эти склоки. Вы же в городе совсем по другому живете. Простой пример: в Бруснятском купила дом супружеская пара из Екатеринбурга, еще там какой-то мужичок с ними живет. У них вода стала скапливаться на дороге перед воротами. Убрать яму, сделать водоотводную канаву – работы лопатой 15 минут на двоих. Я всё ждал, когда им надоест эту грязь месить, но она как стояла, так и стоит. Они приходят ко мне и возмущаются: «У нас лужа!» Убирать не хотят, только требовать могут. И таких случаев много. В городе жилье дорогое, а тут домик можно за миллион купить, материнский капитал использовать, кредитом добавить. Живут здесь, работают в городе, и таких много. Взять улицы Калинина, Ленина – коренного населения осталось пять человек, все остальные приезжие.

– В 2014 году вы за свои собственные средства начали строительство двухквартирного дома в Бруснятском, чтобы затем его передать желающим молодым специалистам, которые готовы приехать в село – врачу и педагогу. Далеко до завершения строительства?

– Для завершения надо еще полмиллиона рублей, два миллиона я уже вложил. Сейчас есть коробка, крыша, канализация сделана, электрика. Остается чистовые полы сделать и отопление. Когда деньги свободные появляются, делаю, материал закупаю. Сейчас на полы надо 100 тысяч рублей. Каждый сезон потихоньку что-нибудь делаю, но тяжело идет, денег нет, где их взять? Но уверен, что все сделаю, закончу. Потому что сейчас молодой специалист может и рад в село приехать, но где он будет жить? Муниципальное жилье есть, но оно никакое. Он приезжает молодой, грамотный – ему некогда строить, ему надо лечить, надо учить. У нас медицина и образование это же основное. Конкурс на должность воспитателя должен быть 40 человек на место, зарплату надо поднимать минимум до 40 тысяч рублей, у учителей в школе не меньше 45 тысяч рублей. Эти люди учат детей. У нас хромает государственная медицина, зато в частных клиниках никаких проблем. Но человек на селе не пойдет туда, у него нет денег, он будет народными средствами лечиться, болеть, смертность будет расти. Государственная медицина не в состоянии обеспечить качественную услугу. Поэтому стараемся помогать своими силами. А в остальном – сделать в деревнях нормальные дороги, освещение, и люди уже по-другому заживут, жизнь станет комфортнее.

«Солярка уже почти 50 рублей, а картошка как стоила 10 лет назад 6 рублей, так и стоит»Для завершения строительства дома не хватает еще полмиллиона рублей



По материалам МК-Урал

Иван Морозов © «Вечерние ведомости»

Поделиться в соцсетях:

 

Версия для печати   Код для вставки в блог

Добавление комментария

Комментарии работают в режиме премодерации.


Ваше имя:


Текст комментария:


Код защиты:

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код

Введите код защиты:



Новости
Сегодня




Мы в соцсетях



Архив
«    Декабрь      »  2019   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031