Подпишись на МК-Урал

Общество


12:04 | 12.10.2018

Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапии

Рассказываем, почему «сНежное шоу» стоит посмотреть каждому

Ставшее уже легендарным «сНежное шоу Славы Полунина» окрасило серый, дождливый Екатеринбург улыбками: всю прошлую неделю артисты смешили уральцев своим «сНежным» волшебством. Дети от пяти до 90 лет выходили после спектаклей с ощущением веселой или грустной (для кого как), но сбывшейся сказки. О том, почему шоу можно и нужно смотреть не один раз, откуда берется «снег» и чем он дорог, почему спектакль лечит души людей по всему миру, как облить водой сицилийских мафиози и остаться в живых, – в нашем материале.

Частная антреприза

«сНежное шоу Славы Полунина» смело можно назвать уникальным. Это шоу, ставшее успешным не только в России, но и во многих других странах, было создано в 1993 году легендарным клоуном Славой Полуниным. Его спектакль – это марафон метафор, которые порождают различные ассоциации в головах зрителей. Этот спектакль – не забавные «кривляния» клоунов; это целая история, где смех смешивается со слезами, где ирония идет рядом с гротеском, а увиденное заставляет задуматься.

Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапииВ роли Зелёного клоуна – Николай Терентьев


В чем секрет успешности шоу во всем мире? По мнению знаменитого клоуна Николая Терентьева, главное преимущество шоу – его импровизационный характер. «Слава Полунин сделал так, что в «сНежном шоу» ничего не закреплено четко, нет никаких строгих установок – в шоу постоянно все меняется: меняются актеры, добавляются некоторые сценки, клоуны часто импровизируют», – рассказывает Терентьев.

Шоу Полунина всегда было так называемой частной антрепризой, совершенно самостоятельным спектаклем: с одной стороны, в этом есть свои трудности, с другой – это дает абсолютную свободу, которая идет шоу исключительно на пользу. Единственное, от чего зависят артисты, – это публика, особенности которой приходится учитывать. И часто бывает, что перед выступлением Слава Полунин дает своей команде установку, на что именно следует сделать акцент в конкретном спектакле. Выходит, что когда-то артисты-клоуны играют более эмоционально, а когда-то – несколько спокойнее и наивнее. Учитывая этот индивидуальный подход к публике и импровизацию артистов, можно смело сказать: ни один показ «сНежного шоу» не похож на предыдущие и будет отличен от будущих.

Воздух для клоунов

«Не бывает плохой публики. Публика – это как воздух: или он есть, или его нет. Поэтому каждую публику следует воспринимать как данность», – уверен клоун Николай Терентьев, он же – Май Михалыч, как его чаще называет команда спектакля. Помимо плохой, нет публики и одинаковой – и к каждой стоит быть готовым. Во всяком случае, Май Михалыч знает ключевые особенности аудитории и делится, скажем так, собственной классификацией.

Так, по его словам, есть наивная публика – как в Мексике, например: это открытая, теплая, эмоциональная публика, которая громко хохочет и сразу включается в действие. Но эта аудитория не всегда улавливает некоторые тонкости спектакля. Напротив, хорошо все тонкости улавливают в Японии, иногда даже слишком: эта аудитория, кажется, пытается найти смысл во всем, очень завороженно смотрит на «бумажный» снег, находит в нем свой смысл.

Другое дело – французы, особенно проживающие на севере страны: это очень непростая, в каком-то роде снобистская аудитория. «Если артисту удалось их захватить, впечатлить – тогда они заинтересуются выступлением, будут смотреть очень внимательно, с удовольствием. Правда, удивить их довольно непросто: французы уже многое повидали», – рассказывает Май Михалыч. Отличается от северной Франции публика южной Франции – там они более открыты, более эмоциональны.

В Северной Италии на шоу Полунина обычно приходят несколько чопорные люди пожилого возраста, со строгими прическами, и ведут себя так, будто переживают за свой внешний вид – а тут еще и клоуны буйствуют: немудрено, что эта публика как бы закрывается от артистов. «Они ни в коем случае не плохие – просто своеобразны: не так эмоциональны, зажаты. Впрочем, не всякий зритель любит, когда над ним шутят», – поясняет Май Михалыч.

Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапииКлоун Николай Терентьев – он же Май Михалыч


Одна из лучших публик все же в России – именно в нашей стране хорошая театральная аудитория. «Эта особенность российской публики сложилась исторически: в нашей стране всегда был театр», – поясняет Терентьев.

Исполнитель роли Желтого клоуна Роберт Саральп говорит, что для артистов очень важно то настроение, которое создается на шоу. «А то, как наши (российская публика. – Прим. ред.) смотрят и как наши обнимаются – так душевно только наши могут. Когда спектакль создавался, он создавался, исходя из российской души, – рассказывает Саральп. – Те зрители, которые иммигрировали и приходят на наши спектакли в других странах, говорят нам после шоу: «Вы не представляете, какое счастье – я побывал дома».

Особенна публика и в Екатеринбурге: по мнению Май Михалыча, в столице Урала люди удивительно доброжелательны, очень теплые, отзывчивые и активные. А Роберт Саральп говорит, что на Урале и в Сибири «сНежное шоу» всегда принимают особенно сердечно.

Чудесатее – всегда

Чудеса «сНежного шоу» – это лучшая терапия – слышали мы такое от зрителей, которые не впервые наслаждаются спектаклем. И это правда – испытано на себе. Шоу Полунина, пожалуй, самый убедительный способ лечения нервов и души. Но бывают и особенные случаи. «Эту историю нам рассказал мужчина из Австралии – у его жены была послеродовая депрессия, и он никак не мог вытащить ее из этого состояния. И даже на наш спектакль она отказалась идти, – рассказывает Роберт Саральп. – Тогда он начал ходить на наше шоу каждый день, выучил все номера, сшил костюмы и стал показывать жене дома то, что запомнил. И она вышла из этого состояния. Спустя несколько лет мы снова приехали в Австралию, герой истории пришел уже со своей супругой, и они вместе поблагодарили нас».

Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапииРоберт Саральп в образе Зелёного клоуна


А в Сингапуре артисты буквально помогли создать новую ячейку общества. «К нам подошел парень с просьбой – он хотел сделать предложение своей девушке на нашем спектакле, – рассказывает Роберт Саральп. – Мы сразу начали придумывать, как это сделать. В антракте мы взяли этого молодого человека и его девушку за руки и повели на сцену, дали микрофон. Когда их осветили прожекторами, он встал на колени и сказал: «Я тебя очень прошу – выходи за меня замуж!» Весь зал начал кричать: «Выходи! Выходи!», она разревелась и согласилась. После спектакля мы, конечно же, сфотографировались вместе. Проходит лет 10-12, мы снова приезжаем в Сингапур, и после спектакля ко мне подходит мужчина и показывает ту самую фотографию. Он спросил: «Кто-то из этих клоунов сейчас есть здесь?» Я ему ответил, мол, да, вот этот на фотографии – я. И тут он отходит в сторону – а за ним стоят сын, дочь и жена. Он ей что-то объяснил на родном языке, она улыбается, мы все обнимаемся. Дети ничего понять не могут. Родители им все объясняют. Они потом принесли пироги, национальные сладости. Его жена рассказала, что, если бы не было той сказочной атмосферы и «давления» зала, а была бы более интимная обстановка, она бы ему, возможно, отказала, но теперь счастлива, что стала его женой. Для нас это был знаковый момент. Одна из причин, почему я так люблю этот спектакль, – это чувства и эмоции, которые мы в людях пробуждаем».

Земля мафиози

Слабо верится, но не все ищут чуда на «сНежном шоу». Так, во время гастролей в Сицилии артисты выступали несколько дней в полнейшей тишине. Каждый день на спектакль приходили мафиозные семьи. И чтобы не пересекаться друг с другом, семьи, видимо, определили дни, кто когда приходит. Но какая бы семья ни пришла, в зале стояла полная тишина. Во время всего спектакля. «Сначала было непонятно, что происходит, ведь всегда ждешь живую реакцию от зрителя, – говорит Роберт Саральп. – Во время антракта сицилийские зрители начали возмущаться: многие пришли в мехах, а мы же разбрызгиваем воду по залу. Безусловно, мы стараемся соблюдать этические нормы, я лично всегда стараюсь прочувствовать, готов ли зритель к взаимодействию или нет».

Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапии

Роберт Саральп в роли Жёлтого клоуна


В спектакле есть момент, когда Желтый садится с веником на край сцены, бросает снег в зал, а потом веником смахивает снег с головы зрителя. В Италии получилось так – под этот снег попал один из донов. «Я не знал, кто этот человек. И когда я замахнулся веником, увидел реакцию зрителей – звенящую тишину в зале – и понял, что веником его трогать нельзя, – рассказывает Саральп. – Он сидит и показывает жестами – «не стоит». Я приближаюсь к нему, а он продолжает жестами мне показывать, что делаю я это зря. И тут я заметил боковым зрением, что охранник этого человека встает и начинает что-то доставать из-за пазухи. Пришлось немного изменить репризу – у всех по-разному с чувством юмора, всегда подстраиваешься под зрителей, и я задел веником его по плечу, после этого он скривил улыбку – а зал молчал.
Но самое смешное, уже для нас, для артистов, было в конце – когда мы начали выбрасывать огромные шары в зал. Обычно люди встают, начинают играть с ними – здесь же все сидели, и даже руки никто не поднял. Шары вылетели и покатились по головам – зрители как сидели, так и сидят, а над залом разносится звук «бум – бум – бум». Здесь уже не выдержал наш звукорежиссер и начал смеяться на весь зал – для нас это было облегчением. Это было в первый день. Потом эта тишина повторилась во второй и третий дни – это было невыносимо энергетически: ощущение, как будто тебя выжимают, отдачи от зрителя нет, происходит полное опустошение. И мы не могли понять – может, мы что-то не так делаем, ошибаемся где-то. Но, наконец, в последний день пришли обычные люди. Реакция была другой – и мы уехали счастливыми».

Всё своё – с собой

Декорации «сНежного шоу» поражают своей яркостью и масштабностью – чего стоит снег, которого на спектакле, кажется, целая тонна. В этом шоу гипертрофировано все, однако это лишь иллюзия, на самом деле декорации очень компактные, их удается сложить и возить с собой – таким образом, на любом спектакле зритель видит одно и то же. В том числе и костюмы клоунов – их, кстати, Полунин придумал сам. Правда, разрабатывались они постепенно: все создавалось методом проб и ошибок, за все время образы клоунов несколько модернизировались. Но конечный вариант, который теперь видят зрители, уже вряд ли изменится. Костюмы клоунов выглядят не новыми, а изрядно поношенными, потертыми – разумеется, неслучайно. И в этой «потасканности» есть свой шарм, свой смысл, своя метафора.

Отдельное внимание стоит уделить снегу, вокруг которого построено все шоу. Вообще, что такое снег на сцене? Это не нечто округлой формы, что красиво летает, подсвечивается, плавно падает на зрителей и выглядит довольно загадочно – но совершенно лишено смысла. На сцене шоу Полунина снег – это бумага, нарезанная небольшими квадратиками, – и таких «снежинок» огромное количество: хватает на несколько тысяч зрителей, чтобы не только покидаться этим «снегом», но и утонуть в нем – в прямом и переносном смысле: в этом шоу снег – главная метафора.

Лечимся «снегом»: чем шоу Полунина заменяет курс психотерапииСнег на сцене «сНежного шоу» – особая метафора


Оптимальный размер «снежинки» был установлен опытным путем: Слава Полунин потратил немало времени на исследование того, какой кусочек бумаги летит дольше всего. Как поделился с нами Николай Терентьев, когда шоу Полунина зарождалось, команде спектакля приходилось резать бумагу вручную – практически нереально представить, насколько возможно порезать бумагу в таком количестве своими руками, однако им это удавалось. К счастью, позже команде шоу удалось найти предприятие, где бумагу стали нарезать машины.

Куски бумаги пропитаны специальным раствором, который делает «снег» невоспламеняющимся – да, этот снег не горит (мы, кстати, проверили). Более того, этот снег настолько уникальный, что команде спектакля приходится возить его с собой! Причем каждый раз снег свежий, так как использованная бумага остается на месте проведения спектакля – «снежинки» выбрасывают. Глядя на огромное количество снега, кажется, что он займет целый вагон поезда, но, по словам Май Михалыча, в прессованном виде снег занимает мало места – ну, во всяком случае, меньше, чем кажется на первый взгляд.

А если вы все-таки не успели насладиться этой чудесной снежной сказкой в Екатеринбурге – срочно собирайте вещи и выезжайте в Тюмень прямо сейчас! «сНежное шоу» будет радовать тюменцев с 11 по 15 октября, а затем вновь отправится по миру, чтобы стать лекарством для души многих зрителей.


Фото: из архива Роберта Саральпа и Николая Терентьева

Алиса Левина, Ксения Нигамаева © «Вечерние Ведомости»

 


Поделиться в соцсетях:

Версия для печати Код для вставки в блог




Добавление комментария

Комментарии работают в режиме премодерации.


Ваше имя:


Текст комментария:


Код защиты:

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код

Введите код защиты:



Новости
16.10.2018

Мы в соцсетях





Архив
«    Октябрь      »  2018   
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031