«Городская администрация плюёт на культурное наследие»

Реконструкция Каменного моста в Екатеринбурге может натолкнуться на неразрешимые проблемы

21.12 Вторник, 22 декабря 2020
Общество
На прошлой неделе определилась компания, которая выполнит проект реконструкции моста через Исеть по улице Малышева, известного также как «Каменный мост». Подрядчиком стало ООО «Трансмостинжиниринг». В ходе реконструкции планируется увеличить количество полос на мосту с двух до пяти, а также прорубить в нем пешеходный переход под улицей Малышева для прохода людей вдоль береговой линии. Однако реализация указанных мероприятий вызывает серьёзные сомнения. Подробности – в материале veved.ru.

«Дать по губам администрации»

Каменный мост – сооружение первой половины XIX века, являющееся объектом культурного наследия федерального значения, и с точки зрения действующего законодательства производить с ним вышеуказанные действия недопустимо.

Первая проблема – это расширение моста. Провести его с соблюдением мер по охране памятников истории и культуры практически невозможно. На это обращает внимание эксперт по проведению государственной историко-культурной экспертизы Олег Букин:

– Их планы на расширение, в их логике, вероятно, могут быть реализованы двумя путями. Первый путь заключается в том, чтобы тупо нарастить стены моста с севера и юга: арки, быки, аванбеки, ледорезы и пр., ну, потому что они есть в предмете охраны – значит, никуда не денешься – наращивать надо в схеме существующего объемно-планировочного решения. Второй путь – они снимают верхнюю часть неисторическую, там буквально полметра или меньше, то есть убирают бетонные консоли, на которых сидит пешеходка, затем, к примеру, укладывают на мост новые поперечные мощные балки-ригели с консольными навесными завершениями, которые с внешней стороны моста укладывают на опоры (либо иным образом их удерживают и страхуют), – так, чтобы исторические конструкции моста обозревались. Обозреваться они будут, но в значительно меньшей степени – из-за опор и самого «козырька» полосы на опорах.

Даже если они пойдут по второму пути и не будут затрагивать исторический конструктив, закрывая подлинные стены новой кладкой, особо ничего это не поменяет в плане допустимости таких работ. Потому что здесь вступает в силу такое понятие как облик объекта культурного наследия. Даже если облик не включен в предмет охраны, его изменять нельзя» – утверждает эксперт.

«Итак, уже на этом этапе – с учетом публикаций в СМИ – управление госохраны уже может дать по губам администрации или хотя бы издать грозный окрик» – резюмирует Букин.

«Городская администрация плюёт на культурное наследие»


При этом Олег Букин намеревается дополнить предмет охраны объекта культурного наследия, чтобы защитить от вмешательства в исторический облик. «Надо дополнить предмет охраны [обликом]. От греха подальше. Еще раз повторю, даже с существующим предметом охраны памятник защищен действующим законодательством. Но тем не менее, лучше перебздеть, извините. Поэтому мы попробуем это сделать».

Сомнение по поводу законности предлагаемых преобразований моста высказала корреспонденту интернет-газеты «Вечерние ведомости» и другой госэксперт – старший преподаватель архитектурного университета, почётный архитектор РФ Лариса Шашкина.

«Мост уже расширяли в середине прошлого века – тогда его нарастили на ширину пешеходных тротуаров, вынеся их на консоли. Если его опять расширять, придется делать бетонную обойму, как на Плотинке.


Единственная реконструкция моста была в 1950-х – во время неё заменили ограду и сделали тротуар на бетонных консолях


Заключение в бетонную оболочку тела моста – это неприемлемо с точки зрения охраны памятника. Все исторические конструкции должны быть на обозрении. А если взять и в бетонную оболочку всё это запихать – это уничтожение самого памятника. Объясняю почему: если мы кусочек хлеба поместим в оболочку, т.е. в полиэтиленовый мешок, то он сгниёт. То же самое с кладкой моста. Исторические конструкции должны «дышать». Реконструировать объект надо – надо выполнять работы по поддержанию его технической способности пропускать автотранспорт. Но уничтожать объект нельзя», – считает эксперт.

Второй спорный момент – прорубание проёма для перехода в теле моста.

Лариса Шашкина отмечает, что в границах территории объекта культурного наследия можно выполнять работы только по сохранению, все решения по организации проёма входят в противоречие с действующим законодательством РФ.

«Что касается пробивки проёма в теле фундамента и в теле моста, это недопустимо, так как это объект культурного наследия и его физические параметры не должны быть изменены. Согласно 73 ФЗ (Об объектах культурного наследия – прим. ред.) должны быть сохранены все подлинные конструкции объекта. Как в бутовом камне это всё прорубать? – это нонсенс и изменение параметров объекта культурного наследия», – уверена Шашкина.


Тоннель в теле моста. Из документации эскизного проекта


Аналогичного мнения придерживается Олег Букин: «Про устройство сквозных проходов я уже молчу. Это прямое вмешательство в конструктив и несущую часть».

Неподалёку есть схожий пешеходный проход – тоннель под плотиной городского пруда на проспекте Ленина, открытый в 1998 году, однако для него не приходилось прорубать историческую кладку – он был организован в бывшем рабочем ларе (прорезе) плотины, существовавшем с момента постройки Екатеринбургского завода в 1723 году.

Проектировщик без лицензии

На конкурс на проектирование заявился единственный участник, который предложил цену всего на 60 тысяч рублей ниже стартовой. С ним и был заключён контракт на сумму 11,92 миллиона рублей. Это ООО «Трансмостинжиниринг» – компания, где заместителем генерального директора является Александр Гавриленко – православный (как он сам представляется) общественник, который регулярно выступает на стороне городской администрации в ходе градостроительных конфликтов.

В 2019 году он лоббировал строительство храма святой Екатерины в сквере у драмтеатра, был включён мэрией в состав рабочей группы по подготовке опроса. В мае этого года, во время обострения конфликта вокруг застройки парка УрГУПС, экс-мэр столицы Урала и будущий замгубернатора Свердловской области Александр Высокинский назначил Александра Гавриленко членом Общественной палаты Екатеринбурга.
В июне-июле Гавриленко занял сторону городской администрации во время протестов против проекта реконструкции парка XXII партсъезда – проводил на улицах опросы, представляя их результаты как доказательство безусловной поддержки жителями города текущего проекта реконструкции парка.


Александр Гавриленко. Фото: Владислав Постников


«Трансмостинжиниринг» представил общественности эскизный проект, который вызвал критику со стороны экспертов.
«Это картинки, которые непонятно кем сделаны, – предпроектные предложения, выполненные не специалистами. Дело в том, что на объектах культурного наследия должны работать лицензированные организации. Решения должны быть приняты только на основании исследований профессиональными специалистами. А то, что рисуют какие-то картинки – так это администрация городская плюёт на культурное наследие практически по всем объектам», – заявила Лариса Шашкина.

Так как это реконструкция объекта культурного наследия, проектная документация должна выдержать историко-культурную экспертизу тремя экспертами и Главгосэкспертизу. При этом выполнять проектирование, согласно законодательству, должна организация, имеющая выданную Министерством культуры РФ лицензию на определённые виды работ с памятниками истории и культуры.

Однако на сайте ООО «Трансмостинжиниринг» нет информации о том, что компания обладает необходимыми для работы с объектами культурного наследия лицензиями от Минкульта. Не было это прописано и в требованиях госзакупки, которую выставила Администрация Екатеринбурга. Также организации, в которой трудится Гавриленко, нет и в реестре лицензированных Минкультом. Судя по сайту госзакупок, ООО «Трансмостинжиниринг» разрабатывало проекты ремонта нескольких мостовых сооружений в Екатеринбурге, однако среди них не было объектов культурного наследия.

«На согласование проекты от нелицензированных организаций госорган по охране памятников не примут. А помимо того, что у организации должна быть лицензия, руководить проектированием должен быть назначен научный руководитель из числа аттестованных Министерством культуры РФ специалистов.

Но здесь ещё другой момент – у нас есть лицензировнные организации в области сохранения ОКН, но они могут не иметь специалистов по мостостроению, т.е. в таком случае должен сложиться тандем, когда подрядчиком и субподрядчиком будут организации, одна из которых имеет лицензию на работу с объектами культурного наследия, а другая должна быть организация на субподряде», – рассказывает Шашкина.

О том, чтобы «Трансмостинжиниринг» привлёк соответствующего субподрядчика к выполнению данных работ, информации на настоящий момент тоже нет.

Финансовые проблемы

Возникают сомнения в реализации проекта в связи с кризисом – многие проекты городской администрации из-за сокращения доходной части городского бюджета уже пришлось отложить до лучших времён.

О финансовой составляющей говорит и Лариса Шашкина: «Важно, чтобы денег хватило, потому что городская администрация, я, извините за выражение, с ними столько поработала… как говорил наш замечательный ушедший из жизни сатирик… «ну тупые американцы, все тупые». Люди, которые не знают законодательство в сфере ОКН, они, может быть, не предусмотрели все те деньги, которые необходимы для выполнения всего комплекса работ, предусмотренных 73-м ФЗ. Они могут просто не предусмотреть, и денег может не хватить».


Каменный мост. Фото: Владислав Постников


Вариант с выделением и освоением денег на проект без его реализации тоже нельзя исключать, такие случаи были – например, в 2013 году мэрия выделила из городского бюджета 20,8 миллионов рублей на проект ещё одного моста через Исеть, который должен был соединить улицы Папанина и Опалихинская – эти деньги были освоены подрядчиком (проектированием тогда занимался «Уралгипротранс»), но мост так и не был построен. На это якобы не хватило средств, хотя стоимость госконтракта на строительство составляла всего 662 миллиона рублей. Этот контракт даже был заключён – с подрядчиком «Стройтэк», но впоследствии был разорван, по официальной причине – из-за отказа областных властей софинансировать строительство.


Каменный мост через реку Исеть был построен в 1840–1841 годах по проекту Эрнста Христиана Сарториуса, бывшего в тот момент главным архитектором Екатеринбурга. Он выложен из бута и гранитного плитняка. В 1950-х годах вместе с пуском троллейбуса по улице Малышева его верхняя часть была подвергнута реконструкции – дорогу покрыли асфальтом, а для пешеходов сделали тротуары, вынеся их на бетонные консоли. Также была заменена ограда – дореволюционные столбики и решётки были заменены на советские.

4 декабря 1974 года Постановлением Совета министров РСФСР мост по улице Малышева был включён в список памятников культуры, подлежащих охране как памятники государственного значения.
А получать информацию оперативнее всего и в более непринуждённой форме можно в нашем телеграм-канале. Там свежо, дерзко и есть много того, что мы не публикуем на сайте! Подписывайтесь!
Владислав Постников © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
1 комментарий
1
Добавил 1
4 января 2021 00:19
Перебздеть и перебдеть обозначают совершенно разное. Не думаю, что оратор предполагал исключитедьно продолжительно испортить воздух во имя защиты культурного наследия.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK