Александр Предеин: про «Уральский Чикаго» и новые правила игры на выборах

Вице-мэр Дегтярска предсказывает, что критика действующей власти даст кандидатам большие шансы на победу в ближайших кампаниях

09.50 Четверг, 17 января 2013
Первая полоса / Политика
Выборы в Законодательное собрание Свердловской области 2011 года, а также выборы глав городов, прошедшие осенью 2012 года, выявили ряд новых тенденций в региональных политических процессах. О том, каковы эти закономерности, будут ли они иметь место на выборах в 2013 году, а также о том, сколько сегодня стоит место народного избранника, «Вечерним Ведомостям» рассказал известный политтехнолог, а ныне еще и заместитель главы города Дегтярска Александр Предеин.

– Александр, минувшая избирательная кампания в Дегтярске наполняла информационную повестку скандалами. Впечатление, как будто это были не выборы, а криминальные разборки.

– Дегтярцы любят называть свой город «Уральская Швейцария», хотя по факту это, конечно, «Уральский Чикаго». За двадцать лет население сократилось в два раза, промышленности практически не осталось, отсюда социальные проблемы, тяжелая криминогенная обстановка. Неудивительно, что в качестве «политтехнологов» нашего основного оппонента потрудились местные криминальные «таланты». Отсюда – запугивание и подкуп населения, поджоги домов и автомобилей. Такие вот методы агитации. Не выиграть в этих условиях нам не было никакой возможности.

– Победа вашей команды была оглушительной, результат почти в 64% – это звонкая пощечина областным властям, «поставившим» на другого кандидата.

– На самом деле, мы меньше всего думали о противостоянии с областными властями. Нынешняя бюджетная «вертикаль» не оставляет места для мэров-оппозиционеров, поэтому мы сразу дали понять – политическими играми в городе заниматься не будем. К выборам подошли системно – кампанию вели более полугода. Конечно, против нас выставили откровенно слабую, заведомо непроходную кандидатуру, а развязанная PR-кампания, с исписанными стенами, административным давлением, поджогами и угрозами, не оставила оппонентам шансов.

– Накануне осенних выборов губернатор Евгений Куйвашев говорил, что на местах откровенно не с кем работать.

– Разумеется, в небольших муниципалитетах закономерен кадровый голод, особенно в управленческой сфере. Где взять в глубинке управленцев, если самые талантливые и предприимчивые уехали за лучшей долей в Екатеринбург? Однако это не означает, что работать не с кем, надо просто лучше искать. Все эти кадровые резервы не работают, бюрократия не может быть подвижной и креативной, за редкими исключениями, конечно. В последнее десятилетие власть как таковая слишком замкнулась, система превратилась в этакий замкнутый контур и одно время перестала реагировать на раздражители. Однако после выборов в Госдуму (в 2011 году) всем, и прежде всего самой власти, стало понятно, что без свежего воздуха не обойтись. Отсюда обратный тренд – допуск новых партий, кооптация во властную среду заметных лидеров общественного мнения от оппозиции.

– Не приведет ли это к ослаблению власти?

– Отчего же? Вот была, допустим, одна партия власти, та же «Единая Россия». Все чиновники и олигархи выстроились в шеренгу и сомкнули ряды, дабы кто не проскочил. Однако «Единая Россия» не резиновая, всем места в ней не хватает, вполне «системные» люди, желающие участвовать в политике, начали кучковаться вокруг оппозиционных партий, затем протест вылился на улицы. А вот это реально ослабляет власть. Когда наиболее выигрышной стратегией становится критика власти, применение такой стратегии становится трендом. Посмотрите, сколько крупных предпринимателей пошли во власть под брендом, например, ЛДПР. Просто потому, что так проще и дешевле.

Поэтому власть сегодня сознательно демонополизирует политическое пространство – вместо одной «Единой России» создается несколько проектов, абсолютно лояльных и управляемых. Адекватная реакция на изменение конъюнктуры.

Александр Предеин: про «Уральский Чикаго» и новые правила игры на выборахАлександр Предеин, свердловский политолог и экономист, кандидат экономических наук, автор множества громких PR-кампаний. После осенней победы на выборах главы Дегтярска Игоря Бусахина занял должность вице-мэра по экономике.


– Но ведь избираться на критике по-прежнему выгодно?

– Давайте вспомним кампанию 2011 года в свердловское Заксобрание. Я встречал многих ярких политиков, побоявшихся соперничества в одномандатном округе с [владельцем сети супермаркетов «Кировский»] Ковпаком, например, или с [совладельцем рынка «Таганский Ряд»] Анатолием Никифоровым. В итоге в этих округах не было конкуренции, а Никифоров и особенно Ковпак победили с незначительным отрывом. Колоссы оказались стоящими на глиняных ногах. Думаю, грядущая кампания в Екатеринбургскую городскую Думу станет принципиально иной – большое количество людей увидели, что колоссы состоят из глины и можно относительно легко выиграть выборы на острой критике власти вообще и засидевшихся ее представителей в частности. Как мне кажется, выборы в гордуму Екатеринбурга будут чрезвычайно конкурентными, острыми и интересными. Наверняка состав представительного органа существенно изменится: старожилов потеснят новички, способные провести яркие избирательные кампании, не без критики, конечно…

– Помимо Екатеринбургской городской Думы пройдут выборы в других муниципалитетах. Насколько велики шансы действующих глав на переизбрание?

– В каждом муниципалитете своя ситуация – где-то глава более сильный, где-то послабее. Многое зависит от личности человека, его рейтинга, конкурентного окружения, позиций различных групп влияния, желания продолжать работу, наконец. Однако есть существенное обстоятельство: основной интеллектуальный, финансовый, административный ресурс осенью будет сосредоточен вокруг выборов в Екатеринбурге. До прочих муниципалитетов попросту никому особо не будет дела, и в этих условиях возможны сюрпризы. Не исключено, что к осени окрепнут новорожденные партии, вполне вероятны сценарии вхождения во власть под иными, непривычными ныне, знаменами. Впрочем, для власти это не имеет никакого значения – какими бы ни были флаги и лозунги, бюджетное устройство современной России не оставляет руководителям небольших муниципалитетов возможностей заниматься политикой.

– Если продолжать тему осенних выборов глав муниципалитетов, возникает еще и такой вопрос: кому из кандидатов в сегодняшних условиях проще избираться – кандидату от действующей власти или же условному «оппозиционеру», который строит свою кампанию на критике властей?


– Оппозиционеру проще, во всех смыслах. Допустим, есть условный «хороший» мэр, который строит дороги, расселяет ветхое жилье. Четыре года позади, и мэр думает, мол, его дела на виду, люди оценят и выберут снова. Однако в ночь с воскресенья на понедельник выясняется, что должность достается другому. Таких примеров – масса.

Муниципальная власть – она самая близкая к людям. Условную старушку Марью Ивановну гораздо больше раздражает грязь в подъезде и несанкционированная стоянка по соседству, нежели вступление России в ВТО и расширение НАТО. Поэтому мы раз за разом выбираем одного и того же президента, но мэра нам подавай нового.

– Хорошими делами прославиться нельзя?

– Можно. Но мало делать хорошие дела, надо выстраивать коммуникации с обществом. Хорошие дела не гарантируют хорошего отношения.

– Александр, ты упомянул о том, что кандидатов-тяжеловесов на прошедших выборах едва не победили новички – причем бюджеты кампаний политиков-«новичков» были очень скромными. Да и, насколько нам известно, кампания нынешнего главы Дегтярска была, что называется, бюджетной. Если не вдаваться в детали – сколько на предыдущих выборах стоило избраться в Законодательное собрание и сколько стоило стать мэром небольшого уральского города?

– Средняя цена выборов в Заксобрание 2011 года – 10-12 миллионов рублей, однако я знаю политиков, молодых, дерзких и работоспособных, которым удавалось уложиться в 3 миллиона. Примерно столько же стоят выборы главы муниципалитета с населением в 50 тысяч человек. Цена обратно пропорциональна яркости, смелости и куражу. Чем более креативная и дерзкая кампания, тем она дешевле. Понятно, что условный «респектабельный олигарх» склонен заплатить побольше, но при этом остаться в тиши.

– Как ты оцениваешь, на осенних выборах – сколько будет стоить мандат депутата городской Думы Екатеринбурга?


– Депутатское кресло в Екатеринбурге значительно подорожало, причина – в двукратном увеличении округов. На прошлых выборах, как я помню, тратилось по 5-7 миллионов, редкостью были кампании дешевле 3 и дороже 8. Нынешней осенью, я думаю, депутатский мандат обойдется миллионов в 10, этого вполне достаточно, чтобы с высокой вероятностью победы «прокачать» округ. С партийными списками все иначе, места в них традиционно дороже.

– Ты упомянул, что основные интеллектуальные и финансовые ресурсы будут отвлечены на выборы городской Думы и главы Екатеринбурга. Как бы ты оценил готовность администрации губернатора к осенним выборам в интеллектуальном плане? Объясню, почему возник такой вопрос. Есть основания полагать, что финансовые ресурсы у властей для выборов глав городов найдутся. Но как сегодня обстоят дела с кадрами, политтехнологами? Многие мои знакомые политтехнологи за последние 10 лет «стабильности» сменили профессию, поскольку прежнее ремесло если не исчезло, то уже не приносило в последние годы ощутимых доходов. Кстати, твой пример так же показателен.

– Администрация губернатора – это не кусок гранита, это весьма неоднородный живой организм. Там есть безусловные профессионалы, но есть и люди, мягко говоря, слабо представляющие, что такое современные политические процессы. В целом администрация губернатора за последние несколько лет многократно обновлялась, что, на мой взгляд, пошло ей на пользу. Отмечу, что нынешняя администрация гораздо эффективнее мишаринской. Хотя, как известно, нет пределов совершенству.

С политтехнологами все гораздо сложнее, нежели с чиновниками. Я, к слову, пришел в профессию слишком поздно – в конце 90-х, когда все заканчивалось. Выборов становилось все меньше, и где-то в 2004-м мне стало ясно, что профессию ожидает закат. Одна избирательная кампания в год – это никакой не бизнес, скорее – хобби, тренировка ума и духа. Тогда я организовал свою первую фирму и занялся построением коммуникаций в коммерческом секторе. Многие коллеги по цеху ушли на госслужбу – возглавили департаменты и управления. Забронзовели за десять лет так, что можно ставить на постамент и возлагать венки.

В этом смысле мой сегодняшний пример вовсе не показателен – я пошел на муниципальную службу, будучи, прежде всего, состоявшимся предпринимателем. Я пошел туда не потому, что нуждаюсь в работе как таковой, мне интересно реализовать социальный проект по выстраиванию управления муниципалитетом, в целях нормализации его основных функций.

– Спасибо за беседу!
Беседовал Денис Токарский © Вечерние ведомости
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.