Осмотр детской травмы

Как работает травмпункт в Екатеринбурге, в котором принимает единственный врач, а дети по два часа ждут в очереди

15.44 Вторник, 27 сентября 2022
Россия и мир, тексты
Фото: Алевтина Трынова/Вечерние ведомости


От редакции: журналист «Вечерних Ведомостей» Алевтина Трынова вместе со своим 14-летним подростком попала в детский травмпункт. Она рассказывает, как дети с ушибами и переломами по два часа ждут в очереди, как единственный принимающий врач не выдерживает нагрузки и о том, что в 21 веке в центре города-миллионника есть целый круглосуточный травмпункт, а рентген-аппарата для детей в нем нет.

14:00. Ничего необычного. Просто на палец неудачно упал планшет.

Ну, так получилось. Дети.

И это, пожалуй, единственная травма, которую подросток реально получил от гаджетов (привет борцам за их запреты).



15:40. Безымянный палец левой руки опух и посинел. Ребёнок, которая в последний раз плакала лет в 5, в слезах от боли. Срочно собираемся в травмпункт.

16:00. Ближайшая к дому травма — на улице Бажова,124а.

— У ребенка посинел палец. Нам срочно!

— Вам не к нам. Вам нужен рентген, а у нас рентгена нет.

— В круглосуточной травме нет рентгена?

— Нет. Вам нужно на Буторина, 10. Там есть рентген.

16:10. Такси. Пробки. Женщина-таксист переживает:

— Не может быть, чтобы в травме не было рентгена! Это же центр Екатеринбурга! Куда смотрят власти?

Обсуждаем власти. Икается начальникам управлений и министерств. Вспоминаем депутата по району. Не вспомнили. Вспоминаем депутатов ГД от региона. Вспомнили. Почтили гневной минутой молчания.



16:30. Детский травмпункт на Буторина, 10. Очередь у стойки администратора. Родители заполняют бумажки о персональных данных, дрожащими руками вписывают серию и номер паспорта…

— Нам очень срочно, у нас синий палец!

— Всем срочно. У всех пальцы. Займите, пожалуйста, очередь.

Бумажные процедуры, фиксация адресов и фамилий…

— Скажите, а почему так долго все? Нельзя ли нам побыстрее?

Бодрая администратор говорит, что «это вы еще внутрь не попали». Персонал предупреждает, что там среднее время ожидания в очереди — два часа. Но «сегодня еще не очень много пострадавших».

— Два часа? С травмой? Но почему?

— А у нас принимает только один врач.

— А где остальные?

— А спросите Министерство здравоохранения!



16:40. Очередь в 137 кабинет. Встревоженные родители, измотанные дети. Одна мамочка с коляской и грудничком. Кто-то экстренно и с дикой болью, кто-то с перевязанными руками-ногами на повторный прием. Доносятся фразы: «это невозможно», «это капец», «почему так долго». Один рослый парень лет 15-ти не выдерживает и уходит. Его мама в волнении кому-то звонит и просит его вернуть.

Уговариваю себя не начинать митинг.

Самое смиренное лицо — у папы в футболке с двумя крупными буквами, которые я не могу назвать, чтобы случайно что-нибудь или кого-нибудь не дискредитировать. Папа в системе. Папа ждет направлений и маршрутов. Дочка с подозрением на перелом пальца тоже послушно терпит и ждет.

Синий палец у моего подростка мимикрирует под джинсы. Она сама развалилась на двух стульях и демонстративно страдает «от этого вот всего».

17:00. Мать в поисках еды для ребенка. В автоматах — что-то такое, что на здоровый перекус, кажется, не тянет.

Но врачам виднее.

17:10. Напротив кабинета — большой плакат. Читаю «Адреса специализированной помощи» (ну, вдруг мы вообще не туда приехали). При сломанных пальцах и поврежденных сухожилиях нам, оказывается, на Новую Басманную или Павловскую, а если палец вдруг надо пришить, то есть «реплантировать», — то на Можайское шоссе.

Что? А, в Москве.

Ну, все логично. Почему нет? Там наверняка есть рентген.



17:20. У врача! Ура.

— У нас синий палец!

— Ясно, вижу. Вот вам бумага, идите на рентген и потом возвращайтесь.

Еле держусь, потому что 40 минут мы сидели «за бумагой».

— Ок. То есть мы там быстро все делаем и сразу к вам…

— Ну, вы учтите, что вся очередь, что стояла сюда, теперь «там».

— «Там»?

— Ну, у 153-го кабинета на рентген. Они теперь все переместились туда.

17:25. Очередь в том же составе, но поменяла форму.

В новой локации просторно, чисто и светло. Можно полежать на сдвоенных сиденьях, как на вокзале. Почитать объявления. «В травмпункт требуется администратор» (кстати, вдруг, кому надо?).

В кулере почти нет воды. Зато есть раковина, где можно помыть руки. Без мыла.

Девочка с подозрением на растяжение связок громко сморкается в платок. У нее болит еще и горло. Травмировалась на больничном с ОРВИ.

Юноша с футбольной травмой согнулся на стуле. Пришел один. Жаловаться некому.

Перед нами девочка-подросток выходит из рентген-кабинета и, хромая, торопится. Нужно занять следующую очередь — обратно в 137-ой...

Рентген делают в среднем 15 минут, сказал молодой врач. «Это недолго, просто вас много, а нас — мало…»



18:00. Экспресс-прием у травматолога. Снимок костей на экране. «Крутой принт!», — говорит подросток.

Перелома нет. Сильный ушиб.

Список в аптеку на 900 рублей — мазь и самофиксирующийся бинт.

Освобождение от физры («Офигенно!»).

Травматолог моему пациенту понравилась. Видно, что врач может найти общий язык и с непоседой трехлеткой, и с замкнутым подростком. А еще видно, что врач очень-очень устала.

— Скажите, а почему так долго всё у вас? Это же травма, экстренный случай, — спрашиваю.

— А вы можете к нам прийти работать!

— Я??

— Не хотите? Приходите, может, что-то и сдвинется. Потому что народу очень много — 100 человек! Два доктора должны сидеть. Кто-то на первичке, кто-то на повторке. Но врачей нет. Из-за этого такая ерунда… Не должно быть так.

Соглашаюсь.



18:10. На выходе из травмы замечаю объявление. «Уважаемые пациенты, детский травмпункт не сможет вам помочь, если у вас…»

И далее список травм. И адресов, по которым, видимо, помочь смогут.

Например, с травмой глаза надо на Старых Большевиков, с гнойными воспалениями — по месту жительства, с повреждениями половых органов — мальчикам на Решетскую, девочкам — на Серафимы Дерябиной. Ну а всем малышам до 6 месяцев — в ОДКБ №1…

Квест.

Хорошо, что не на Можайское шоссе.

И хорошо, что мы на этот квест успели. Потому что рядом на двери — еще один список. Куда можно обратиться «после закрытия детского травмпункта», то есть после 19:30. Например, в ДГКБ №9, за 16 км отсюда. А если поближе — то во взрослые травмы. Например, в круглосуточную на Бажова, 124 а…

Где — что?

Правильно.

Где детям не делают рентген.



P.S. Мы решили прислушаться к совету администратора («А спросите у Министерства здравоохранения!») и направили в ведомство запрос.

По пункту на Буторина. В минздраве ответили, что для детей Екатеринбурга «развернут детский травматологический пункт на Буторина, 10», где «помощь в неотложной форме оказывается всем обратившимся пациентам в день обращения» (видимо, в минздраве про список «особых травм» на двери и квест с адресами не знают).

Если детский травмпункт уже закрыт, то детей, действительно, должны принять в круглосуточных взрослых или в «девятке».

По кадрам. Решается вопрос с «доукомплектованием» травмпункта на Буторина врачом-травматологом. То есть врача, к счастью, уже ищут.

В минздраве полагают, что детский травмпункт «принимает всех обратившихся детей без ограничений». Поэтому, очевидно, нагрузка на врачей серьёзная. «Врачи-травматологи работают в две смены».

«Главному врачу ГАУЗ СО «ДГП № 13» поручено усилить работу по организации доступности медпомощи детям и пациентоориентированности», — добавили в ведомстве.

По часам. Коротко (без ссылок на постановления): два часа в очереди — это норма. Больше — не норма.

«Срок ожидания первичной медико-санитарной помощи в неотложной форме составляет не более двух часов с момента обращения».

Носите с собой секундомер.

По рентгену. А вот на вопрос о работе рентген-установки в круглосуточной травме на улице Бажова в ведомстве решили не отвечать.

Мы еще раз связались с регистратурой этого травмпункта, где нам загадочно ответили, что рентген у них «бывает» по показаниям для взрослых.

Бывает.

А ещё у них якобы «нет лицензии на детскую травму». Но это уже, кажется, другая история…

P.P.S. С подростком все хорошо. Пришла в себя и играет на планшете. Девятью здоровыми пальцами.



Получать доступ к эксклюзивным и не только новостям «Вечерних ведомостей» быстрее можно, подписавшись на нас в сервисах «Яндекс.Новости» и «Google Новости».
Алевтина Трынова © Вечерние ведомости


Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK