На драку варягам. Пермский культурный проповедник Гельман уволен из-за банальной политики

«Харизматичного хама» убрали предельно неаккуратно

18.03 Четверг, 20 июня 2013
Пермский край / Пермь: политика
Фото: РИА Новости

Главное в уходе Гельмана вовсе не «осиротевшая» пермская культура. А то, что в битве московских кланов из-за губернатора-«варяга» Басаргина «варяг» Гельман убран пермскими руками. Причем самым глупым методом из всех возможных. Теперь галерист навсегда останется героем-изгнанником за убеждения, а краевой министр культуры Игорь Гладнев – с бесповоротно испорченной репутацией.

Гельман должен был уйти. Это должен был быть совершенно естественный процесс, об исходе которого наверняка догадывался и сам Марат Александрович. Пузырь производимого им «фастфуда» от искусства, который удачно выдавался за произведения мишленовских поваров, должен был лопнуть. Собственно, вопрос был только в формальной причине. Нормальным политическим ходом были бы торжественные проводы на другую работу с вручением прощальной грамоты или почетной медали, а также звания «вечнопочетного пермяка». Другой вариант – с позором за финансовые нарушения. Этот вариант бросал тень на всю политтусовку Перми, так что лоббировали его только самые оголтелые.

Но тут подвернулся Чебурашка…

Судя по всему, сыгравшая роль спускового крючка выставка плакатов-демотиваторов красноярского художника Василия Слонова «Добро пожаловать в Сочи» на фестиваль попала совершенно случайно. По слухам, она просто осталась в музее PERMM с прошлых «Белых ночей», где за месяц показа не вызвала никакого интереса. Г-н Гельман в ситуации жесткого временного дефицита, что называется, «заткнул» дыру в программе. В свою очередь пермские чиновники, обходившие фестивальный городок после открытия, не увидели в выставке ничего крамольного. Да и что там увидишь в реальности? Стиль примитивизма XXI века плюс лубочная сатира.

Однако ситуацией грамотно воспользовались, разыграв в Перми популярную нынче на федеральном уровне карту патриотизма, духовности и оскорбления чувств. Заявления от политиков «Геббельс был бы доволен!», «Глумление над национальным достижением России!» плюс два материала на федеральных каналах сделали свое дело. Краевые чиновники от неожиданности впали в ступор и стали говорить странные вещи.

Они попали в крайне неловкую ситуацию: либо видели выставку и не отреагировали, а значит, пособники кощунцев. Либо не видели, и тогда налицо халатность при исполнении. Неизвестно, кто выступил консультантом в этой ситуации, но министры выбрали очень странную позицию: стали «святее папы». То есть осудили художника еще хлеще федералов. Председатель краевого правительства Геннадий Тушнолобов, оказывается, «испытал шок» от увиденного, а министр культуры Игорь Гладнев пригрозил сделать «конкретные организационные выборы».

И выводы сделали – выставку закрыли. При этом под горячую административную руку попали еще три экспозиции. Что, конечно, было перебором. Давно известно, что нет ничего страшнее испуганного чиновника, но в пермской ситуации это подтвердилось дважды. Надо отметить, что г-н Гладнев был не только испуганным, но и очень обиженным Маратом Гельманом. Свеженазначенного министра организаторы откровенно и нагло отодвинули от «Белых ночей». Вот Гладнев и расквитался.

Никто не хотел отступать…

Однако удила закусил уже и Гельман, которому терять было нечего. «Министр культуры, закрывающий выставки, видимо, перепутал свою должность с ФСБ», – заявил он в соцсети. После чего галерист сделал еще несколько заявлений о недопустимости цензуры в искусстве, перетащил закрытые выставки в подведомственный музей и с помпой открыл к ним доступ. И, естественно, вторично подставил губернатора Басаргина: «Я не хотел бы ни в коем случае «наезжать» на власти. На них сейчас сверху «наезжают». Они сделали неправильный шаг, неправильно восприняли «наезд» на Басаргина. Но это не злонамеренность, а именно ошибка. Я надеюсь, мы эту ошибку исправили. Все выставки открыты, и теперь это должно быть уроком».

И это действительно стало уроком. Для губернатора. Виктор Басаргин поручил провести тщательную проверку использования финансовых средств, потраченных на фестивальные мероприятия.

– Прошу подготовить все предложения по ответственности должностных лиц. Причем самого высокого уровня, чтобы все эти предложения тоже были в ближайшее время. Придется еще и в правоохранительные органы обращаться, в зависимости от того, как были использованы финансовые ресурсы.

На это Гельман ответил, что занимался идеологией фестиваля, а не его финансовыми вопросами, которые, по его мнению, должны были лечь на Тушнолобова:

– Может быть, они этого еще не обнаружили, но председатель правительства Пермского края был председателем оргкомитета фестиваля и решал все финансовые вопросы, а не я.

На следующий день Игорь Гладнев заявил, что увольняет Гельмана с поста директора Пермского музея современного искусства. Причем без объяснения причин, руководствуясь исключительно правом работодателя не мотивировать решение. Потом министр молчал еще сутки и, наконец, высказался, еще больше испортив себе репутацию:

– Я бы не стал относить ситуацию со скандалами и отдельными творческими лидерами на структуру принятия решений. У нас есть строго позитивный опыт с проведением большого фестиваля. Есть негативный опыт, мы доверились тем людям, которые обещали сделать фестиваль согласно заявке, однако неоднократно нас обманули. Соответственно будут приняты кадровые решения.

Другими словами, министр, имея проблемы, касающиеся организации фестиваля, не исключает Марата Гельмана из оргкомитета, а увольняет с должности директора музея, который к фестивалю формально не имеет никакого отношения.

Конец похождениям «харизматичного хитрого хама»

Отставка Марата Гельмана вызвала многочисленные отклики в среде людей искусства и не только. Вот некоторые цитаты из социальных сетей:

«Странно, что очень многие из коллег и доброжелателей не понимают, какую роль для современного искусства в современной России играл «официальный», «близкий к властям», «продавшийся» Гельман. И что теперь, без «официального» Гельмана мы остались с этими «властями» и с этой Россией один на один, как в доперестроечные времена», – написал художник Дмитрий Врубель.

В свою очередь экс-губернатор Олег Чиркунов заявил о своем намерении дистанцироваться от некрасивой ситуации: «Не нравится возня в Перми. Все те же люди пишут доносы. Все те же люди распускают слухи о скорых переменах. Некрасиво. Главное, держаться от этого подальше».

Нашлись и те, кто увидел в отставке Гельмана кадровую тенденцию в регионе, не самым лучшим образом сказавшуюся на всех сферах жизни края. Среди них дизайнер, экс-директор Пермского центра развития дизайна Эркен Кагаров: «Конечно же, Пермь – заслуга многих людей, не одного человека. Но меня пугает тенденция: Чиркунов, Головин, Марат. Говорят – «сохраним лучшее». А кто экспертом будет? У меня и свой опыт есть, я вижу, во что превратили ПЦРД меньше чем за год. На сайте ни одного нового проекта, кроме распечаток на принтере».

А вот руководитель Пермского гражданского правозащитного центра Игорь Аверкиев дал инциденту образную литературную характеристику: «В случае с увольнением Марата Гельмана никчёмные высокопоставленные трусы победили-таки харизматичного хитрого хама».

«Никчёмные высокопоставленные трусы» иногда принимают правильные решения, но почти всегда безнадёжно поздно и с максимальным ущербом для окружающих.

Но с другой стороны, Марат Гельман окончательно уходит из Перми именно так, как и хотел: героем и жертвой произвола (цензуры), борцом с чиновной тупостью и мракобесием. Вместо того, чтобы год назад его красиво и солидно изгнать под новую «политику пермского культурного возрождения», сегодня его трусливо и суетно «уходят» под «ничто» – под полное отсутствие какой бы то ни было «культурной воли». Игорь Гладнев и начальник департамента по культуре и молодежной политике Перми Вячеслав Торчинский – просто «гении» этого «отсутствия».

Похоже, только Игорь Аверкиев уловил главный смысл большого ухода Гельмана – героя и жертвы произвола или политической интриги. Московские группировки выясняют между собой отношения из-за Виктора Басаргина, используя в качестве информационного повода откровенно дурацкую выставку, которой Марат Гельман невольно подставляет губернатора Прикамья.

Но вместо того, чтобы сгладить историю, пермские чиновники впали в истерику и устроили цензурный произвол. На что озлобленный Гельман открыл выставку вторично, подставив Басаргина уже осознанно. Скорее всего, инициатива о дискредитации галериста исходила лично от главы региона, но Игорь Гладнев мог выполнить ее красиво и умно, а не предельно криво.

Что в сухом остатке? Москвичи разошлись ничьей: Гельман уходит, Гладнев в позоре. Будущее же культпроектов еще более туманно, чем раньше. «Эпоха Гельмана» в Пермском крае закончилась тем, чем и начиналась – туманом.

А ведь, согласитесь, было весело.
Вадим Франц © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.