Пермь: газетный номер


Главная

10:42 | 2.09.2019

Простые истины

Или почему Первый православный фестиваль на Белой Горе собрал 15 тысяч зрителей

По инициативе Пермской митрополии Русской православной церкви и фонда «БЕЛАЯ ГОРА», по благословению митрополита Пермского и Кунгурского Мефодия в Прикамье впервые состоялся межрегиональный фестиваль православной культуры «Свет Белогорья». В день фестиваля, 25 августа, Белогорский монастырь посетили 15 тысяч человек.
После Божественной Литургии в Крестовоздвиженском соборе, которую провел митрополит Пермский и Кунгурский Мефодий, началась музыкальная часть фестиваля. Для участников были также организованы семинары, круглые столы, посвященные культуре, цивилизации и славянскому миру.
О фестивале, а в большей степени о его нравственном посыле и понимании православной культуры мы беседуем с режиссером пролога фестиваля Константином Харалампидисом.
- Константин Леонидович, как сложилось, что вам предложили поработать над режиссурой фестиваля?
- Нас с владыкой Мефодием связывает долголетнее сотрудничество. В те времена, когда он был митрополитом Казахстанским, я снимал картину «Заилийский Фавор» о новомучениках казахстанских, где он принимал участие.
А мое знакомство с Белой Горой началось несколько лет назад. И тогда созрело желание снять документальное кино о Белогорском монастыре и белогорских новомучениках, настолько я был потрясен этим удивительным местом. В 2012-2013 году я приезжал снимать картину – вместе с народным артистом России Алексеем Васильевичем Петренко. Это тоже было 25 августа, на день новомучеников белогорских, митрополит служил. А Петренко рассказывал в кадре об истории этого монастыря и новомучениках, которые здесь пострадали в годы лихолетья.
Затем вся эта работа вылилась в концерт-реквием, посвященный белогорским новомученикам. Тема скорбная, и мне не хотелось делать обычную премьеру фильма. Два года назад, в год столетия революции, на Белой Горе в августе состоялся этот концерт-реквием. Я привез и показал фрагменты картины, пел замечательный хор Афонского подворья из Питера под руководством Алексея Жукова, который много лет руководил праздничным хором Валаамского монастыря, был Ансамбль русских народных инструментов под руководством Дмитрия Дмитриенко имени Зыкиной – это серьезные исполнители. А после этого концерта последовало предложение уже быть режиссером открытия Первого православного фестиваля.
Меня пригласили владыка Мефодий, протоиерей Андрей Литовка, другие организаторы фестиваля - Михаил Чавлытко и Константин Рычин. Проводить фестиваль решено было
25 августа, в день памяти святых новомучеников. Сцену пролога, над которой я работал, мы назвали «Простые истины».
- О каких истинах шла речь?
- Тема, которая прозвучала в прологе, я думаю, волнует не только меня, – какой должна быть православная культура? Кто сегодня знает, какая вообще должна быть культура? Мы говорили об этом с соведущим Геннадием Митником, прямо ставили перед зрителями вопрос: каким должен быть православный фестиваль?
С одной стороны, люди мирские говорят: какая-то уж слишком традиционная эта культура, не хватает продвинутости, трендовости… С другой стороны, находятся смельчаки, которые заявляют: мы знаем, как надо. Нужно привлечь побольше звезд, чтобы все было круто, чтобы все сверкало, было шоу, дискотека! И тогда православные люди потянутся, поймут, что это не скучно. Ну, это катастрофа – и тот, и другой путь...
Мне думается, если это делать – надо вернуться к настоящим, подлинным традициям. Как бы ни «продвигалось» искусство, понятия о том, что есть подлинное произведение искусства, остаются неизменными. Еще мои предки-греки – язычники! - говорили о катарсисе, о том, что искусство должно очищать. Вряд ли так можно говорить о вещах, которые пробуждают не самые лучшие качества человека, поощряют пороки. Это неуместно не только в православном искусстве – в принципе невозможно в искусстве и культуре.
Если мы говорим о подлинном искусстве - как только произведение выходит из-под пера художника, будь то музыка, живопись или спектакль, фильм, оно тут же становится идеологией. Потому что оно формирует сознание человека. И нужно понимать степень ответственности художника, автора, произведение которого так или иначе воздействует на человека и может вызывать добрые чувства или наоборот.
Вот эти вопросы мы и пытались поставить. Потому что нельзя трактовать культуру, искусство в духе современного либерализма, как дело вкуса: одному нравится, другому нет. Есть четкие и внятные критерии: художественное произведение не должно вводить человека в депрессию, побуждать его к негативным действиям. Все-таки искусство должно нести светлые идеи.
- Это и есть цель православного фестиваля?
- Наш фестиваль «Свет Белогорья» видит своей целью сохранение очень простых, но между тем высоких нравственных ценностей, на которых всегда держалась русская православная культура.
- Так вы выступали режиссером или идеологом фестиваля?
- Разве это не одно и то же? Разве, включая развлекательный канал, вы не получаете порцию идеологии? Когда танцуют еле прикрытые женщины, привлекая к себе внимание, разве мы не формируем в молодых людях определенные желания, разве молодые женщины не думают, видя все это, что и они должны быть так же раскрепощены? Потому что те дамы, которые делают эти притягательные телодвижения, раздеваются перед камерой, все ездят в очень красивых автомобилях, и они очень дорого одеты, и всегда в очень красивых интерьерах, у моря, еще где-то… Разве это не формирует сознание?
Разве картины, появившиеся в начале 90-х годов, этот перевернутый миф о Золушке не менял сознание людей? Та же «Интердевочка» – блудная женщина, как Золушка, получила вознаграждение – выходит замуж за иностранного принца… Другое дело, что все закончилось трагически, но много было и других картин. Если взять зарубежные - та же «Красотка», где женщина легкого поведения вдруг получает вознаграждение. Нам показывают: она тоже человек, ну мало ли, оступилась женщина, но оказалась все равно хорошим человеком...
Но, простите меня, что вы врете? Кому, зачем? Золушка чистила кастрюли и получила награду за труд. Это и есть вечные истины: человек, работая, получает вознаграждение за свои труды – неважно, принца или еще что-то. Так было и в советские годы. Это духовная позиция: Господь всегда заметит твое открытое сердце, твою любовь, старание в угождении близким, тем людям, которые тебя окружают, отношение к родине, ко всему. Это призывает человека быть ответственным за все, что он делает.
Бывает, на людях человек хороший, всех устраивает, на работе отлично себя проявляет, а дома тиран, супруга его боится... Но, может быть, перед Господом ты в большей степени ответишь не за то, каким был руководителем, а за то, какого сына воспитал, как к близким относился.
Оказывается, эти простые вещи сегодня нужно говорить людям. Этого сегодня не делает никто – ни школа, ни родители, потому что они сами выросли на определенной идеологии: можно в секту пойти, можно к знахарке, можно Вангу почитать и знаки Зодиака посмотреть – всего понемножку, и будет тебе благодать. А может, все-таки Господу поверить? Правда, это не совсем удобно, потому что тогда надо в церковь ходить. А по воскресеньям спать хочется...
У человека сейчас сформирована идеология успешности, всем важно чего-то достичь в жизни. И никто не говорит – достигни высокого звания «человек». Что входит в это понятие? Люби других, как самого себя, жертвуй собой для других, послужи родине… А мы в большей степени любим себя.
Говорят, советская идеология была такая и сякая. Но в советских картинах в основе был заложен Христос. Потому что там говорилось о нравственных ценностях. Я не говорю обо всех картинах. Я не защищаю ту эпоху. Но многое из того, что делалось в то время, невозможно в современной России, демократической и толерантной. Тарковский, например, не нашел бы сейчас денег, чтобы снять свое «Зеркало».
Вот парадокс того времени. Я никогда коммунистом не был. В моем роду есть люди, которые очень сильно пострадали от режима – а во мне течет и русская, и греческая кровь. Но что касается искусства, в те годы понимали, что все-таки нужно сеять доброе. Конечно, идеология вмешивалась и в кинематограф, и в театральное искусство, но, тем не менее, какие-то моменты проходили. Сегодня у подлинного произведения искусства шансов значительно меньше. Когда уже сформировано потребительское восприятие, все строится на том, чтобы якобы угодить зрителю, делать то, что будут смотреть, подогнать под спецэффекты, технологии.
Русская традиционная культура прежде всего задумывалась над тем, ЧТО, а потом уже - КАК. Форму все-таки диктовало содержание. А сегодня господствует форма.
В прологе у нас как раз был такой концептуальный диалог о том, нужны ли новые формы, или нужно все же исходить из содержания.
- Как вам кажется, будет ли продолжение?
- Фестиваль сам ответил на этот вопрос. 15 тысяч – это довольно много зрителей, тем более что все это проходило в отрыве от города. Люди хотят приезжать и видеть исполнителей со всей России. А может быть, и не только. Фестиваль должен стать не только ежегодным – ему нужно придать статус Международного фестиваля православной культуры, где бы не только ставили вопросы, но и отвечали, какой должна быть эта культура, где шло бы ее формирование. Готов привезти участников из Болгарии, Сербии, Греции, Кипра - с радостью буду работать дальше!
Записала Елена ДЕМЕНЕВА
ФОТО: Вечерние Ведомости

© «Вечерние ведомости»

Поделиться в соцсетях:

 

Версия для печати   Код для вставки в блог

Новости
Сегодня




Мы в соцсетях



Архив
«    Ноябрь      »  2019   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930