Ресторанное обозрение


Главная

12:54 | 14.04.2011

Ресторан RatsKeller — погреб с костями

Некоторые вещи в этом заведении могут напугать на всю жизнь

RatsKeller. Перевод названия этого ресторана с немецкого — не «Крысиный подвал», как кажется некоторым случайным прохожим. Слово rats только по-французски означает крысу (а rat означает грызуна еще и на английском). У немцев же эти слова переводятся как «припасы» или «целесообразность». Вот и получается, что RatsKeller — просто «погребок». В этот самый «погребок» в подвале здания администрации Екатеринбурга я и отправился для продолжения общепит-рубрики. Я еще не знал, какие суровые впечатления подарит мне это место.

Должно ли заведение, расположенное в городской ратуше (почти как в Европе), давать представление о качестве общепита в данном населенном пункте и являться некой «визитной карточкой» для туристов? Если должно, то вряд ли ресторан RatsKeller с этой задачей справляется успешно. После двух посещений этого заведения я понял, что RatsKeller — это далеко не лучший образец из числа екатеринбургских ресторанов.

День первый. Соль и капустная жижа

Лежащие у входа гипсовые коровы с надломленными ушами с грустью смотрели мне вслед, когда я впервые в жизни спускался в подвал RatsKeller…

Едва оказавшись в прихожей этого заведения, я стал свидетелем странного диалога между парочкой гостей, сдающих куртки, и не старым, но уже седоватым гардеробщиком с армейской стрижкой. «Подскажите, где чья бирка?» — поинтересовался один из гостей, глядя на две бирки, лежащие на стойке. «Вас двое, бирки — тоже две. Все нормально», — блеснул «военной» логикой гардеробщик. Дабы не нервировать этого сотрудника при исполнении, гости предпочли не спорить.

С моей биркой, к счастью, проблем не возникло. Сдав одежду, я проследовал за столик. Дело происходило в будни, поэтому выбор мест был большой: кроме меня в зале находился только один уставший посетитель, обнявшийся с кружкой пива.

В качестве закуски к пиву я заказал завернутые в бекон бернские сосиски. Это блюдо подавалось с квашеной капустой. Собственно, на горке капусты лежали эти самые сосиски. Сбоку красовался не заявленный в меню сюрприз — пшеничный крендель. «Ого, интересная кралька!» — подумал я. Схватился рукой за этот крендель… и тут же поморщился. Оказалось, что снизу выпечка уже успела вымокнуть в разлившейся по тарелке холодной капустной жиже.

Сосиски были холодными. Иначе и быть не могло, ведь их кинули в холодную капусту. А капуста представляла собой мелкие, непонятной формы то ли кусочки, то ли хлопья с едва заметными включениями моркови, словно случайно попавшей в это месиво. В магазинах я квашеную капусту в такой «степени готовности» не покупаю. Как правило, капуста превращается в подобную затопленную соком кашицу уже на излете срока годности и при употреблении в пищу может быть опасной. Да еще и совсем не хрустит.

При составлении меню, наверное, ошиблись. Там надо было написать «Бернские сосиски с СОЛЬЮ». А потом уже перечислять остальные ингредиенты. Я, конечно, понимаю, что целевая группа у данной пищи — любители залиться пивчагой по вечерам. И чем солоней еда, тем больше пива может заказать клиент. Если вообще не убежит, конечно. Только вот многие другие пивные рестораны, где мне довелось бывать, почему-то столько соли в колбасы и сосиски не бухают. Но в некоторых заведениях типа RatsKeller, вероятно, свои традиции работы с солью. Надеюсь, постепенно умирающие.

Черные зеркала сортира

В меню меня заинтересовала страничка с табаком. Все сигареты — от «Парламента» до «Честерфилда» — были выставлены по 80 рублей за пачку. Правда, позже оказалось, что продаются они все-таки по «максимально допустимой цене» (МДЦ). Получается, цифра 80 руб. в меню оказалась как бы случайно. Но случайно ли? Представьте потребителя, который понимает толк в дорогом табаке, но обычно курит сигареты подешевле, чтобы экономить. Видя одинаковые ценники в меню, такой клиент решит: раз уж покупать за 80 рублей, то «Парламент», а не «Честер». Но в итоге, получив заказ по МДЦ, он поймет, что проиграл. Зато заведение при продаже более дорогих сигарет, безусловно, выиграет. Как и производитель этих сигарет...

Долго задерживаться в ресторане в тот день я не мог. Решил вернуться сюда за новыми впечатлениями чуть позже. А напоследок прогулялся до местного клозета.

Туалет ресторана вызвал нехороший мистический трепет. Честно, я не понял, зачем обе стены завешивать темными, почти черными зеркалами. При весьма тусклом освещении они создают в сортире атмосферу какого-то колдовского сеанса. Лицо приличного трезвого гражданина в таком зеркале выглядит как осоловевшая харя наевшегося мухоморов шамана. А бесконечное повторение в зеркале контуров головы и тела, расползающихся вокруг фигуры человека, при определенной степени опьянения, наверное, способно вогнать в транс…

Убежать из этой зеркальной туалетной ловушки быстро не получилось. Проблема в том, что стандартный краник смесителя к раковине прикручен слишком уж хитро. Пока я учился с ним бороться, вспоминая байки о сатанинских культах, наплескал приличную лужу воды на столик у раковины.

Одежду мне выдал все тот же суровый гардеробщик. На прощание ничего не сказал. Да и мне, честно говоря, вступать в диалог не хотелось. Кто его знает, может, этот человек только ради развлечения стоит в гардеробе, а настоящее его призвание далеко не такое мирное.

Надевая пальто, я смотрел вдаль, изучая интерьер в зале ресторана. И тут мое периферическое зрение уловило движение в углу прихожей. Сохраняя молчание, гардеробщик вышел из-за стойки, приблизился ко мне, встал сбоку, почти плечо к плечу, и уставился туда же, куда смотрел я…

Не скажу, что этот психоделический эпизод, достойный фильма ужасов, меня серьезно напугал. Но на будущее я решил, что гардеробщика из RatsKeller лучше не злить. Мало ли что… К счастью, во второй раз нам с ним встретиться не пришлось.

День второй. Время извлекать кости

Когда я появился в RatsKeller во второй раз, военизированный гардеробщик уже, видимо, демобилизовался. В фойе меня встретил только черный квадрат окна гардероба. Надписи из серии «Уважаемые гости, извините…» я в прихожей не обнаружил. Пришлось заходить в зал ресторана в верхней одежде.

В зале меня все-таки заметила одна из представительниц рецепции. «К сожалению, гардероб не работает…» — сообщила она об уже очевидном для меня факте. И посоветовала раздеться прямо в зале. Что мне и пришлось сделать.

Для начала я заказал гамбургский салат. Это традиционное блюдо представляет собой, не считая всяких специй, смесь кусочков селедки с картошкой и яблоками. Сочетание вкуса этих компонентов я знал, и оно мне всегда нравилось. Да еще и в ресторан пришел изрядно проголодавшись. Поэтому, на минуту забыв о своей испытательской миссии, начал бодро уплетать это кушанье… Но почти сразу остановился. В десну мне впилась кость. Самая настоящая, весьма толстая кость от селедки.

Сплюнув костяную рыбу на салфетку, я внимательно рассмотрел стоявшее передо мной блюдо. И что бы вы думали? В большей части обнаруженных кусочков сельди были кости! Причем они не просто сидели где-то внутри филе, а торчали во все стороны. Это выглядело так, словно бедную селедку не резали, а ломали об колено. Или специально кости в нее втыкали — чтоб страшнее было.

Мало сказать, что подобные инциденты мне не нравятся. Да они меня просто бесят, честно говоря. Когда я был маленьким, мне впилась кость в горло, на уровне гортани. Это, скажу вам, не самое веселое приключение. Мне было больно, сбивалось дыхание… И проблемы, судя по ощущениям в горле, с каждой минутой усугублялись. Позже это подтвердил доктор, который извлек кость с помощью какого-то длиннющего пинцета. По его словам, если бы родители привели меня в больницу на час позже, дело бы дошло до настоящей операции…

Обо всем этом я мигом вспомнил за порцией салата «Гамбургский» в заведении, претендующем на статус чуть ли не главного городского ресторана. Я не знаю, как там в Германии. Может быть, в далеком Гамбурге это еще средневековая традиция — не вынимать из селедки кости. Может быть, там еще с древности и яблоки в салат крошат вместе с червями. Но меня это почему-то не сильно волнует.

Честно говоря, подобной костяной угрозы я никак не ожидал. Уже, наверное, пару-тройку лет ничего подобного со мной в городских ресторанах не происходило. Да и вообще, по-моему, нечищеной селедке не место в ресторане. Впрочем, как мы знаем, рестораны бывают разные. Есть, например, такие как RatsKeller. И ничего с этим не поделаешь…

В общем, гамбургский салат я немного поковырял, но доедать не стал. Черт с ними, с 280 рублями (как вам такая цена для салатика с костями?). Здоровье дороже.

Кроме салата я заказал леберкнодль — суп с печеночными фрикадельками. Леберкнодль — традиционное блюдо, которое готовят на крепком бульоне. Бульон в моем супе оказался действительно прозрачным и почти несоленым, как и нужно. Но по поводу его крепости у меня возникли серьезные сомнения. Ни за что не поверю, что данную жижу местные повара действительно варили 5–6 часов, пока из бульона не выкипит три четверти. А фрикадельки, которые болтались в бульоне, я вообще в качестве нормальных фрикаделек воспринимать отказываюсь.

Во-первых, состав «печеночных» фрикаделек я так и не понял. Во-вторых, меня не устроила степень готовности. Судя по всему, фрикадельки опускаются уже в готовый мясной бульон. Поэтому, независимо от самого бульона, они легко могут оказаться недоваренными. Так, похоже, и вышло. В одном из ресторанных текстов я уже отмечал, что ненавижу недоделанное мясо. Могу объяснить почему. Из парочки научно-популярных статеек я узнал, что в полусыром мясе могут оставаться болезнетворные бактерии, вирусы, возбудители холеры, сальмонеллеза, токсоплазмоза… А также от недоваренного мяса можно получить листериоз, трихинозис и массу других заболеваний, вызываемых гельминтами. Глистами, если по-русски.

Если недоделанность мяса заявлена заранее, как в случае со стейками, я еще могу понять. Но как назвать ситуацию, когда в меню специального предупреждения нет, а мясо полусырое? В этом случае меня не просто обманывают, но еще и заставляют рисковать здоровьем, а то и жизнью. За мои же деньги.

Конечно же, фрикадельки я есть не стал. Предпринял пару попыток похлебать бульон, прикусывая ржаной булочкой. Но и здесь меня ожидало разочарование. Дело в том, что булочку мне на стол принесли еще горячей. Но за 15 минут, что я размышлял о рыбьих костях и глистах, булка успела остыть. И стала почти резиновой. Поэтому пришлось и ее отложить в сторону.

Вот так, практически голодным, я и покинул RatsKeller, с намереньем расстаться с этим заведением навсегда. Чаевых не оставил (впервые лет за пять!). С гардеробщиком не повидался (потому что его и не было). В общем, ушел не прощаясь. И только гипсовые коровы у входа провожали меня полными уныния взглядами… Мне-то хорошо, я скоро просто забуду сюда дорогу. А им еще долго лежать на полу, свесив почти обломанные уши, и встречать новых посетителей, что искали приличный ресторан, а попали в этот подвал.

Григорий Доброщеев © «Вечерние ведомости»

Поделиться в соцсетях:

 

Версия для печати   Код для вставки в блог

Новости
Сегодня
11.12.2019




Мы в соцсетях



Архив
«    Декабрь      »  2019   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031