Общество


Главная

10:15 | 20.05.2010

Старые добрые методы

Николай Староверов: «Чистейшей воды провокация и разработала ее УСБ»


Накануне судебного рассмотрения «дела Староверова» (обвинительное заключение прокуратура подписала в мае), профсоюз Михаила Павлова выступил со смелым заявлением. В интервью «Вечерним Ведомостям» заместитель председателя Объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел Николай Староверов, в настоящее время обвиняемый по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество), заявил, что события декабря 2009 года, в результате которых ему и было предъявлено обвинение, являются «провокацией» УСБ ГУВД Свердловской области. Так это или нет, решит суд, хотя, возможно, обвинение оппонентов в провокации или даже в подстрекательстве станет основным направлением стратегии защиты.

В новогодние каникулы в некоторых СМИ Екатеринбурга появилась информация о возбуждении в конце 2009 года уголовного дела в отношении членов объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел Свердловской области Николая Староверова и Виктора Алексеенко – им было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием должностного положения).

«В отношении нашей организации, объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел, в отместку за нашу правозащитную деятельность, за то, что мы боролись с коррупцией, поддерживаем президента, восстанавливаем незаконно уволенных сотрудников, была проведена провокация сотрудниками УСБ с 15 декабря по 28 декабря 2009 года. Была проведена цинично, нагло, незаконно», – сообщил Николай Староверов в своем открытом обращении на имя Президента РФ Дмитрия Медведева, полномочного представителя Президента РФ в УрФО Николая Винниченко, председателя правительства РФ Владимира Путина, генерального прокурора Юрия Чайки, министра МВД РФ Рашида Нургалиева, заместителя генерального прокурора РФ по УрФО Юрия Золотова и прокурора Свердловской области Юрия Пономарева.

– В ходе спецмероприятий сотрудники УСБ и ГУВД Свердловской области с поличным задержали работников так называемого профсоюза сотрудников органов внутренних дел, возглавляемого Михаилом Павловым, заместителя председателя Николая Староверова и его подчиненного Виктора Алексеенко, – прокомментировал ситуацию пресс-секретарь ГУВД области Валерий Горелых. – Они были задержаны после получения от местного бизнесмена 50 тысяч рублей за то, что якобы могут помочь вернуть предпринимателю конфискованные у него ранее сотрудниками милиции CD- и DVD-диски.

Cами сотрудники Объединенного профсоюза сотрудников органов внутренних дел считают, что данный инцидент следует квалифицировать лишь как спонсорскую помощь профсоюзу, но никак не мошенничество, да еще и с использованием служебного положения.

«Сейчас, изучив материалы уголовного дела, изучив постановление о предъявлении мне в качестве обвинения, я пришел к выводу, что А. (фамилию человека, считающегося предпринимателем, у которого сотрудники профсоюза попросили деньги, не указываем – прим. ред.) лгал с самого начала, что эта операция была четко разработана УСБ, что А. является агентом УСБ, что, придя первый раз 9 числа и сообщив ложно, что у него изъяли диски, он врал», – продолжает Староверов.

По мнению Староверова, предпринимателю А., бывшему сотруднику милиции, было дано задание скомпрометировать профсоюз Михаила Павлова. Для этого, считает Староверов, необходимо было передать меченые деньги сотрудникам профсоюза и получить обещание «порешать вопрос с милицией».

Косвенным доказательством этой точки зрения может послужить процитированная г-ном Староверовым расписка А. о том, что он дает добровольное согласие на «участие в оперативно-розыскных мероприятиях». Кроме того, Николай Староверов утверждает, что располагает доказательствами того, что 9 декабря 2009 года (в день первого визита А. в профсоюз) никаких изъятий дисков не проводилось. Изъятие было проведено значительно позже. Как считает Староверов – для проформы.

По словам Николая Староверова, провокация состоялась, но она не удалась. А. был предложен на подпись договор о сотрудничестве, а вышеупомянутые 50 тысяч рублей были приняты под расписку Староверова. Следует уточнить, что г-н Староверов одновременно является и главой другой общественной организации, а именно исполкома Гражданского комитета по борьбе с преступностью и правовой защите населения. Именно в должности члена этого общественного объединения он и принимал деньги под расписку, не имея, таким образом, к Павлову никакого отношения.

К слову, пресс-секретарь ГУВД Свердловской области Валерий Горелых мудро отказался комментировать ситуацию, каким образом у Аристова вообще появились меченые деньги, и обращался ли он вообще в милицию с просьбой защитить его от «вымогателей».

С другой стороны, сам Михаил Павлов в интервью «Вечерние Ведомости» уточнил, что своей цели силовики добились. Под предлогом «осмотра», заявляет Михаил Павлов, в помещении его профсоюза, фактически, был проведен обыск, а не осмотр. По мнению Павлова, многие документы и носители информации исчезли.

Более того, в интервью «Вечерним Ведомостям» Павлов и Староверов утверждают, что располагают неофициальной информацией, доказывающей, что предприниматель А. и ранее сотрудничал с УСБ ГУВД.

Павлов:
– Весь вопрос в том, что мы когда начали заниматься… на нас вышли люди… дали нам такую информацию: он (А. – прим. ред.) буквально в прошлом году был в качестве свидетеля в отношении предпринимателя, который работал в Чкаловском районе… Его использует УСБ,

Староверов:
– Как своего агента

Павлов:
– Да, своего агента при обысках и т.п. Это неофициальная информация.

Кроме того, Николай Староверов отрицает любые иные версии подоплеки вышеупомянутых событий: «Здесь чистейшей воды провокация и разработала ее УСБ. Сам бы А. не догадался это сделать, да и смысла в этом не было», – заявил он.

Также, г-н Староверов утверждает, что и уголовное дело было сфабриковано, приводя в защиту своей точки зрения следующие доказательства.

Во-первых, в соответствии с постановлением Верховного суда РФ от 27.12.2007, обвинять в мошенничестве можно только должностных лиц, обладающих распорядительными функциями. Староверов утверждает, что ни он, ни Алексеенко таковыми не являются. Таким образом, обвинять их в том, что они использовали некое «служебное положение» (а это словосочетание определяется ч 3 ст 159 УК РФ) нельзя.

Во-вторых, оперативно-розыскные эксперименты можно проводить только по тяжким преступлениям, соответственно, если обвиняемые не являются должностными лицами, то «тяжкости» в преступлении нет.

В-третьих, Николай Староверов готов документально опровергнуть обвинение в присвоении 10 тысяч рублей (вначале, Аристов передал профсоюзникам 10 тысяч рублей, а 50 тысяч, фигурирующие в коммюнике Валерия Горелых, были переданы несколько позже). И, наконец, г-н Староверов утверждает, что А. не мог быть потерпевшим, поскольку деньги, 10 и 50 тысяч рублей, не являлись его собственностью, а принадлежали государству.

Кроме того, по словам Николая Староверова, в своем заявлении на имя начальника УСБ ГУВД по Свердловской области, А. просит проверить правомерность действий руководства профсоюза Михаила Павлова, которые, как процитировал Староверов, «за вступление в профсоюз и систематические членские взносы в сумме десять тысяч рублей обещают решать мои коммерческие вопросы, касающиеся компетенции органов внутренних дел». Соответственно, расследование «дела Староверова» может затронуть такие вопросы, как коррупция в среде силовых структур, а точнее – среди сотрудников того самого райотдела, которые, якобы, незаконно изъяли диски.

Конечно же, термина «провокация» в уголовном законодательстве нет, зато есть положение, регулирующее проведение оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, можно предположить, что, говоря о провокации, Николай Староверов упирает на морально-этическую сторону вопроса.

Но есть одно «Но». В заявлении Валерия Горелых говорится только о 50 тысячах рублей, тогда, как, по словам Староверова, в его деле фигурируют две суммы, 10 и 50 тысяч рублей. Таким образом, говорит Николай Староверов, если говорить лишь о передаче 50 меченых тысячах, то как квалифицировать первую «взятку»? Как подстрекательство к совершению преступления – утверждает Староверов.

Данный конфликт по просьбе «Вечерних Ведомостей» прокомментировал адвокат Кадочников:

– Во-первых, мы видим только «верхушку айсберга». Что там реально происходило и происходит – мы никогда не узнаем. Во-вторых, точку в этом непростом деле поставит только суд, сейчас мы можем руководствоваться словами сторон. В-третьих, Павлов и Староверов несколько лукавят – по смыслу законодательства оперативно-розыскные мероприятия не являются провокацией. В-четвертых, прошу прощения у «коллег по цеху», но правозащитная деятельность и работа в органах МВД несколько несовместимы: ты либо сотрудник МВД и борешься с преступностью, либо ты адвокат и отстаиваешь интересы своих клиентов – третьего быть не может.

Мнение редакции может не совпадать с мнением сторон конфликта.

Сергей Мальцев © «Вечерние ведомости»

Поделиться в соцсетях:

 

Версия для печати   Код для вставки в блог

Новости
08.04.2020
Патрульный участок





Мы в соцсетях



Архив
«    Апрель      »  2020   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930