Поэзия природы и воздуха

О творчестве поэта Егора Белоглазова

14.16 Воскресенье, 23 июня 2019
Литература
Говорят: «Из песни слов не выкинешь». Правильно говорят. Так и не выкинуть счастливый маленький южный городок на букву «А» из сердца уральского поэта Егора Белоглазова, хотя в таком случае, можно ли называть его «уральским»? Скорее провинциальным, но с другой стороны, Екатеринбург – столица… Урала. Ну и что? Всё равно столица, и это самое главное. В литературоведческих кругах принято выделять «региональную поэзию», ведь каждая местность вносит свой несравненный колорит в творчество, тем более письменное, а, как известно, что написано пером – то не вырубишь топором. Таким вот легким началом ознаменовалась вступительная часть.

Прежде всего, Егор Белоглазов – настоящий языковед, но не русской, а мировой словесности. Такое редкое качество характерно только для человека, дух которого принадлежит миру. Он не укоренился в земле, не пропитался подводными водами, он как бы парит в воздухе, и сам же пропускает через своё сознание мироощущение и эхо далёкого нечто:

«(...Наверное, где-то. Сидя на
Когда-то. Чеширский сфинкс,
White Rabbit, Додо. Невидимо -
Алиса. Алиса speaks:)
...Два века сомкнулись – нижнее
С двадцатым. Европа спит.
Sunset у неё – но лишнее
Кипит через край, стучит…
Часы уходящих по ночи
Пиликают каждый час.
Допелся один Семёнович –
Допишется Lutwidge Charles...»

И вот наглядно поэт Белоглазов так легко и умело сочетает сразу всю мировую картину. Дело не столько в том, что тема извечная, сказочная, излюбленная, а в том, в какой форме она преподносится автором, излагается, и как читатель слышит её внутри себя. В то же время, такая подача поэтического материала чревата фонетическими диссонансами, тяжело читать, если не знаешь звуков, но опять же, Белоглазов используют простые, но классические языковые конструкции (будь то даже одно слово), которые перманентно используется в речи.

Одна из важных и близких поэту тем – эта тема бога, священная тема. По сути, для Белоглазова – это опять же «песня души простой», как говорит ещё один современный уральский поэт. Стихи Егора Белоглазова во многом напоминают историю, летопись, иногда сказку, причём глубоко философскую, оставляющую возможность почувствовать и пробудить в читателе самые глубинные звуки:

«Слушайте меня, отроги,
Слушайте меня, дубравы,
Слушайте меня, пороги,
Что не знали переправы,
Слушайте меня, посевы –
Вас ли не растил, не холил? –
Не пристало сыну Евы
Допоздна гулять на воле.
Но теперь мне всё едино,
Я теперь как зверь с окраин,
Был бы я любимым сыном,
А теперь – убийца Каин!»
Или отрывок:
«Научи меня, боже, просить –
Я и в этом, как видишь, теленок.
Выхожу пред тобой на ковер,
И иду, пока вру и дышу.
Урезает маэстро дождя
Барабанную дробь перепонок...
Научи меня, боже, не жить –
Ты ведь знаешь – я редко прошу...»

Важно отметить, что такая особая проникновенность и предчувствие присутствия Бога (и именно предчувствие есть та движущая сила, благодаря которой поэт может обращаться ко Всевышнему) подчеркивает близость поэзии Егора Белоглазова с уральским краем: учтивость, мелодичность, ожидание, трепет… — все эти чувства возникают внутри, и каждая строчка – это новый мотив, новая мысль, произрастающая из глубин истинного мироощущения поэта. Трудно назвать Егора Белоглазова поэтом Урала или поэтом юга, посему допустимо предположить, что Белоглазов – поэт природы и воздуха, чувств и таинств, эмоций и гармонии.
Ксения Альпинская © Вечерние ведомости
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.