Вечерние ведомости > Общество, Общество > Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями



Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями

Представители заповедника восприняли в штыки предложение губернатора создать национальный парк


28.01.2020.
Автор: Денис Стрельцов
Состояние заповедника «Денежкин Камень» все больше беспокоит жителей Свердловской области. С одной стороны, из-за закрытого статуса территории здесь нет никаких условий для развития легального туризма. С другой стороны, по каким-то причинам администрация «Денежкина Камня», судя по всему не в состоянии, поддерживать территорию в должном состоянии: здесь можно обнаружить и мусор, и костровища, оставленные неизвестными посетителями. Изменить ситуацию, и заставить руководство заповедника, как минимум, прибраться на территории, могло бы преобразование заповедника в национальный парк, но против планов региональных властей выступило руководство «Денежкина Камня», а также некоторые представители СМИ.

О подозрительном интересе общественников и западных СМИ к экологии Северного Урала «Вечерние ведомости» рассказывали и раньше (читать здесь). Напомним, что в конце 2018 года в социальных сетях и на информационных сайтах стала широко обсуждаться тема экологической катастрофы, якобы разразившейся на границе Ивдельского и Североуральского городских округов вблизи заповедника «Денежкин Камень». Газетные полосы, сайты информационных агентств и блоги пестрели ужасающими рассказами о зеленых и оранжевых реках, погибших лесах и трупах животных.

Ряд СМИ излагали точку зрения администрации заповедника, обвинившей во всех бедах предприятие «Святогор» (входит в УГМК), которое занимается разработкой Ново-Шемурского карьера. Между тем, как мы сообщали, не все в этой версии так гладко. Во-первых, существует ряд природных факторов, роль которых в подобных публикациях умалчивается. Дело в том, что в уральских горах содержатся породы с повышенным содержанием тяжелых металлов, которые естественным путем попадают в речную сеть. Во-вторых, разработка Ново-Шемурского карьера началась еще в 2011 году, в то время как экологи забили тревогу только через семь лет.

Не поддается логическому объяснению и информация от сотрудников заповедника о лесах, высохших в результате деятельности карьера. По мнению ученых, гибель деревьев в объеме, о котором рассказывает директор заповедника Анна Квашнина, обычно происходит в течение не менее 18 лет, то есть гибнуть они начали еще до прихода УГМК.

Кроме того, во время посещения Ново-Шемурского и выработанного Шемурского рудника, корреспондент издания смог лично убедиться, что УГМК выполняет все обязательства по сохранению природы.

Запретная территория – проходной двор?

Примечательно, что в то время пока администрация «Денежкина Камня» активно рассказывает о загрязнении рек, протекающих рядом с территорией заповедника (изначально Анна Квашнина уверяла всех, что реки текут по самой особо охраняемой природной территории, но затем вынуждена была рассказать правду – Прим.ред.), на самих заповедных территориях ситуация, мягко говоря, далека от идеальной.

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями



20 января этого года агентство URA.Ru опубликовала фото- и видеозаписи, сделанные на территории заповедника. На ролике видно, что запретную территорию посещают люди: на снегу имеются следы, а некоторые деревья спилены. Кроме того, на особо охраняемой территории откуда-то появилась бочка из-под технической жидкости. Сообщается, что данное видео было сделано в 2019 году.

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями


Реакция администрации «Денежкина Камня» оказалась достаточно быстрой. На официальной странице заповедника появилось сообщение о возбуждении административного производства и начале административного расследования. От других комментариев администрация отказалась. Возникает вопрос: против кого возбуждено производство и кого государственная инспекция заповедника собирается наказывать: тех, кто оставил костровища и бочку или того, кто заснял следы чужого преступления?

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями


По словам профессора Евгения Ющука, мусор и костровища на территории «Денежкина Камня» – вещи привычные. А бывший сотрудник заповедника Геннадий Веденин и вовсе опубликовал обращение к жителям Североуральска, в котором назвал «Денежкин Камень» проходным двором и рассказал о существовании теневого бизнеса, кормящегося от желающих попасть на запретную территорию. Это косвенно подтверждают и сами работники заповедника: в презентационном фильме о «Денежкином Камне» Анна Квашнина открыто рассказывает, что во время обхода инспектора то и дело натыкаются на сорванные указатели и затушенные костры. Ловить нарушителей в данный момент нет физической возможности – на 80 тысяч гектаров леса в заповеднике всего 12 инспекторов.

Наличие костровищ наводит на мысль, что простыми прогулками по заповедной территории дело не ограничивается. Тем, кто просто хочет пойти и полюбоваться красотами природы, костер жечь особенно незачем. Зато он нужен любителям охоты, а это уже не административное, а уголовное преступление.

Опасность биологического «пожара»

На тех же фотографиях видно, что до сих пор в заповеднике не ликвидированы последствия пожара 2010 года. По сути, огромные территории превратились в сухостой.

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями


Без выкорчевывания погибших деревьев новый лес не вырастет. Более того, сухостой является местом обитания жуков-короедов. В дальнейшем паразиты распространяются уже по живому лесу. В случае с «Денежкиным камнем», под угрозой находятся не только заповедная территория, но и лесной фонд Свердловской области. Анна Квашнина на это заявляет, что в ее обязанности не входит ликвидация последствий пожара, ее задача – наблюдать за процессом естественного восстановления природы. При этом мер по предотвращению распространения своего «биологического оружия» за пределы заповедника она не принимает.

Вот что на запрос наших коллег из «МК-Урал» по поводу опасности распространения паразитов сообщил заведующий кафедрой лесоводства УГЛТУ Сергей Залесов:

«Ослабленные или больные растения за много километров привлекают к себе различных насекомых – короедов, златок, усачей. Если вовремя не вырубить и, главное, не вывезти поврежденные деревья, то вредители активно в них заселяются, начинают размножаться. За сезон некоторые вредители могут производить потомство 2-4 раза. Сначала насекомые уничтожают ослабленные насаждения, а по мере роста численности переходят на здоровые растения, в итоге начинается уже биологический пожар».

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями

Руководство «Денежкина Камня» вместо жука-короеда и нарушителей борется с инвестициями


В том же ключе высказывается председатель Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зеленый Крест» Юрий Шевчук:

«Гари должны быть как можно быстрее засажены новой растительностью, желательно – следующей по сукцессионному циклу, то есть после сосны – быстрорастущими лиственными, например. Это не даст оставшимся вредителям, живущим на соснах, уничтожить новую поросль».

О том, какие меры необходимо принять после лесного пожара, рассказал заместитель Председателя партии «Зеленые» по УрФО Игорь Рузаков:

«В числе мер по восстановлению экосистемы леса после пожара можно отнести:
– Расчистка завалов после пожара;
– Вывоз непродуктивной массы остатков пожара;
– Наиболее дорогостоящая и потому наименее распространенная операция –
искусственное восстановление плодородного слоя (имеет смысл только на ограниченной площади и только в рамках воспроизводства утрачиваемых редких видов растений и животных как локальной экосистемы);
– Высадка новых растений с учетом их продуктивности и взаимодействия с другими
элементами экосистемы по ее полному восстановлению.


И этот перечень далеко не исчерпывающий...

Было ли что-то из этого выполнено на территории «Денежкина камня»? Судя по фотографиям, ответ скорее отрицательный. Администрация «Денежкина камня» объясняет нерешенную проблему сухостоя наблюдением за естественным восстановлением нетронутой природы. При этом железные бочки и следы от костровищ туристов говорят скорее о том, что место пожара ей давно забыто. Наблюдая за жизненным циклом короеда, Анна Квашнина не может ответить на вопрос, какие меры принимаются, чтобы защитить соседние деревья от заражения этим жуком.

Похороненные надежды

Впрочем, в то, что финансирования из федерального бюджета для поддержания заповедника в нормальном состоянии, недостаточно, верится очень охотно. Изменить ситуацию могло бы преобразование «Денежкина Камня» в национальный парк. Основное отличие национального парка от заповедника заключается в том, что он не только открыт для посещения туристов, но и эта деятельность является основным источником дохода. В России немало примеров успешной работы нацпарков, администрация которых благодаря взиманию платы за посещение может поддерживать территорию в должном виде. Это и «Куршская коса», являющаяся едва ли не самой популярной достопримечательностью Калининградской области, и «Бузулукский бор» в Оренбуржье. На территории последнего, к слову, в 2013 году, как и в «Денежкином Камне» произошел пожар, но его последствия удалось оперативно устранить.

О том, чтобы сделать «Денежкин Камень» национальным парком, говорят не первый год и даже не первое десятилетие. Запретной территория стала только в 1991 году, а до этого пользовалась популярностью как у свердловских туристов, так и среди жителей всего Советского Союза. По задумке, часть территории национального парка будет открыта для туристов полностью, часть – только для экотуризма, не нарушающего природу, а третья останется нетронутой, как и в заповеднике. Это гарантировано и одновременно предписано к исполнению федеральным законом.

За преобразование заповедника в национальный парк активно выступает администрация Северноуральского городского округа. Еще несколько лет назад соответствующие мероприятия были включены в стратегию развития муниципалитета, прошедшую процедуру защиты в Московской школе управления Сколково. Понять городских чиновников нетрудно. По сути, дальнейшее развитие Североуральска как города, чья экономика полностью зависит от предприятия «Севуралбокситруда», является тупиковым. Не за горами тот день, когда минеральная база будет выработана, а значит, надо будет либо разрабатывать новые месторождения (а это неизбежно повлечет новые экологические конфликты), либо делать ставку на новые направления. И в этом плане именно туризм является наиболее привлекательной отраслью.

Во-первых, вред природе от создания туристической инфраструктуры многократно меньше чем от развития промышленности. Во-вторых, для привлечения туристов необходимо развивать транспортную инфраструктуру, состояние которой на сегодняшний день можно назвать катастрофическим. Многие годы у Североуральска нет пассажирского железнодорожного сообщения не только с Екатеринбургом, но даже и с ближайшим крупным железнодорожным узлом Серовом. В стратегии, к слову, прописано создание системы трамвай-поезд (использование трамвайных вагонов на железнодорожных путях) и даже открытие аэропорта. Но без создания точки притяжения туристов, реализация этих проектов, увы, будет нерентабельна, несмотря на свою социальную значимость.

Необходимость развития экотуризма на севере Урала национального парка поняли и в правительстве Свердловской области. Еще в 2019 году губернатор Евгений Куйвашев писал об этом в письме к министру природных ресурсов и экологии России Дмитрию Кобылкину. 17 января 2020 года глава региона в очередной раз подтвердил свои намерения продвигать создание национального парка на базе «Денежкина Камня».

«Мы подали все необходимые для этого документы, – сказал Евгений Куйвашев в ходе ежегодной пресс-конференции. – Здесь очень аккуратно все надо сделать. Это наше наследие и достояние. Нам нужно защитить этот объект таким образом, чтобы ни в коем случае его не испортить, а наоборот сделать лучше. Все развивается поступательно, я уверен, здесь мы с вами добьемся результата».

Через неделю все, однако, изменилось на 180 градусов. Глава региона провел совещание со всеми заинтересованными сторонами, итогом которого стало решение оставить «Денежкин Камень» заповедником. Губернатор при этом намеревался наделить заповедник практически функционалом Национального парка, но Квашнина и ее сторонники восприняли это как индульгенцию на бездействие.

Манипулирование законодательством

О том, что происходило за закрытыми дверями, можно узнать из социальных сетей Евгения Ющука. По его словам, главными противниками идеи национального парка выступили директор заповедника Анна Квашнина, а также главный редактор газеты «Березовский рабочий» Сергей Стуков. Именно обращение последнего к главе региона и стало поводом для проведения совещания. Евгений Ющук настаивает, что его оппоненты исказили положения федерального законодательства, заявив, что сохранить природу нетронутой в рамках национального парка невозможно.

Если обратиться к федеральному закону «Об особо охраняемых территориях», то в статье 15 сказано, что на территории национальных парков выделяются различные зоны. Особую важность представляют три из них.

Первая – это заповедная зона, которая предназначена для сохранения природной среды в естественном состоянии и в границах которой запрещается осуществление любой экономической деятельности. Вторая – особо охраняемая, которая предназначена для сохранения природной среды в естественном состоянии и в границах которой допускаются проведение экскурсий и посещение такой зоны в целях познавательного туризма. Третья – рекреационная, на территории которой разрешено создавать объекты туристической инфраструктуры.

По словам Евгения Ющука, на территории «Денежкина Камня» есть нетронутая природа, которая находится в том виде, в котором была до оледенения, и она как раз могла бы стать заповедной зоной. Что касается остальных земель – это бывший туристический маршрут Всесоюзного значения с зарастающими тропинками. Именно эту территорию можно было бы вновь открыть для сберегающего природу посещения, а также защитить от проникновения незваных гостей, оставляющих горы мусора и костровища.

Глава региона в итоге решил найти компромисс: сохранить статус заповедника, но выйти на федеральной уровень с инициативой внесения изменений в условия сотрудничества между регионом и федеральным заповедником, которые бы обязали руководителя заповедника развивать как обычный, так и сберегающий природу экологический туризм в районе «Денежкина Камня».

Евгения Куйвашева понять можно: его задача как главы региона – не допускать конфликтных ситуаций, но в то, что сделать Североуральск туристическим центром без создания национального парка, верится с трудом. По словам Евгения Ющука, Анна Квашнина заявила на совещании, что сейчас заповедник охраняют 12 человек с зарплатой 20 тысяч рублей и менее, что вполне свидетельствует о недостаточном финансировании со стороны федерального бюджета.

Активное противодействие директора заповедника созданию национального парка, может иметь несколько объяснений. Во-первых, очень вероятно, что Анна Квашнина боится потерять рабочее место в ходе преобразований. Во-вторых, ей может не нравиться, что даже если она сохранит свое место, ей придется заниматься развитием туризма, поскольку это обязательная задача руководителя национального парка. В-третьих, можно предположить, что она каким-то образом может быть заинтересована в сохранении нынешней ситуации, когда в парк можно пройти без внесения законной платы.

Волнует ли Анну Квашнину мнение местных жителей? Судя по ее словам, очень. На совещании она даже ссылалась на североуральцев, которые не хотят национальный парк на своей территории. Только вот как много таких людей, и какова их мотивация, неизвестно. Может быть дело в том, что им не объяснили, что без развития туризма на возрождение и развитие транспортной инфраструктуры надежды нет? Или намеренно ввели в заблуждение? Пока ответов на эти вопросы нет.

Фото прислали в редакцию жители Свердловской области

Вернуться назад