«Избитый» копами профессор может стать подсудимым

После оправдания милиционера Постникова музыканта Белоглазова призовут к ответу за его показания?

21.02 Понедельник, 1 августа 2011
Первая полоса / Общество
В Екатеринбурге закончен процесс по делу об «избиении» профессора уральской консерватории Сергея Белоглазова. 1 августа, через полтора года после возбуждения уголовного дела Чкаловский районный суд оправдал подсудимого милиционера Станислава Постникова. За время процесса дело приняло противоположный оборот. А жертва «ментовского беспредела» превратилась в совершенно иного персонажа. Эксперты считают, что теперь под суд за заведомо ложный донос и показания может попасть сам профессор.

1 августа, в день вынесения приговора кинологу Постникову в здании Чкаловского районного суда было шумно и людно. На заседании присутствовали представители общественности и СМИ, желавшие узнать, чем же все-таки окончится скандальный процесс. Спустя полтора года однозначность оценки роковой встречи свердловского композитора и милиционера-кинолога зимним вечером исчезла. После череды судебных заседаний, стало ясно, что резонансное дело о поруганной чести интеллигента постепенно превращается в заурядный эпизод пьяного дебоширства, к сожалению, не редкий на улицах Екатеринбурга.

Судья Головин стал зачитывать свидетельские показания, на основании которых должен быть вынесен приговор. Из почти десятка зачитанных свидетельств только три были в пользу Белоглазова и его защиты – показания самого профессора, его жены и добровольного защитника композитора – «юриста широкого профиля» Васи Федоровича. Большая часть свидетелей – это сотрудники милиции, подъехавшие на помощь Постникову, а также видевшие профессора в опорном пункте милиции, случайные прохожие, ставшие очевидцами конфликта между профессором и патрульным, сотрудники торгового центра и так далее.

«Беспредельщики» и «оккупанты»

По версии защиты – Васи Федоровича, его соратницы Юлии Пономаревой (Мансуровой) и самого Сергея Белоглазова, зимним вечером 1 февраля 2010 года «беспредельщик» Постников остановил «трезвого как стеклышко» профессора и попросил документы. После того, как композитор сказал, что паспорта при себе не имеет, сотрудник ППС без разговоров заковал обескураженного профессора в наручники, для того, чтобы доставить его в отделение для дальнейшего разбирательства. Конечно же, известному уральскому композитору не понравилась такая бесцеремонность, поэтому он в вежливой форме отказал милиционеру и стал звонить жене, чтобы сообщить об уличном казусе.

Суровый Постников якобы всячески препятствовал задержанному звонить по телефону, все сильнее затягивал запястья музыканта в наручники и нецензурно выражался. Дело, по версии истца, окончилось тем, что патрульный и вызванная им по рации подмога в количестве троих милиционеров стали избивать композитора, приговаривая: «Никакой Нургалиев тебе не поможет, сука!» После чего они бросили избитого Белоглазова в «коробок» и увезли в отделение, где продолжали глумление над интеллигентным трезвым музыкантом до тех пор, пока Постникова не вызвали на очередное уличное происшествие. По возвращению из ОМ профессор остался без телефона и без 2 тысяч рублей.

Напомним, что дело об очередном факте «ментовского беспредела» за несколько недель взбудоражило всю страну. Общественность, подогретая скандальным постом Федоровича в «ЖЖ», моментально взбунтовалась против правоохранителей. Поруганной честью свердловского музыканта заинтересовались в Москве: на одном из федеральных каналов Сергей Белоглазов под эгидой Федоровича и Пономаревой рассказывал на всю страну о бесчинстве екатеринбургских милиционеров, взывая к справедливости. «Я не хочу жить, как при фашистской оккупации!» – громко заявлял уральский интеллигент.

Путаница в показаниях и неожиданные прогнозы

Уже во время первого заседания, которое по числу представителей СМИ не уступало заключительному, многие стали понимать, что в «раздутом» деле не все так ясно и однозначно. Показания пострадавшего через полгода после стычки с милицией существенно изменились. Оказалось, что профессор способен употреблять не только лекарственные капли, как заявлялось ранее, но и алкоголь. В первый же день разбирательств «слился» добровольный защитник Федорович, по инициативе которого дело было придано широкой огласке.


«Избитый» копами профессор может стать подсудимым
Судья Головин зачитывает показания свидетелей, на основании которых через несколько минут будет вынесен оправдательный приговор милиционеру


В 2010 году «ВВ» об этом заседании сообщали. Сотрудников редакции уже тогда неприятно удивили новые показания истца Белоглазова. И уже тогда закралось подозрение, что легким для профессора этот процесс не будет.

– Именно после первого заседания произошел перелом общественного сознания. «Вечерние Ведомости» – первое интернет-издание, которое донесло информацию о том, что в деле не все так гладко, как пытался показать Федорович. В принципе, многие прогнозы журналистов этого издания для Белоглазова оправдались, – говорит Сергей Колосовский, адвокат оправданного Постникова.

«Бить милицию разрешил Нургалиев»

В ходе дальнейших заседаний в рамках этого процесса свидетельские показания и материалы очных ставок раскрыли суду много интересных подробностей, которые были еще раз озвучены судьей Головиным перед вынесением приговора.

«После того, как по рации сообщили, что сотруднику милиции нужна помощь, мы выехали на место. По прибытии мы увидели двух человек, между которыми проходила борьба. Один человек сидел на другом и пытался совершать удары руками. После того, как мы подошли поближе, мы обнаружили, что человек, который лежал на спине – был Постников, а который сидел сверху – Белоглазов. Когда мы их разняли, Белоглазов еще несколько раз пытался ударить Постникова», – зачитано из показаний Лукашевича, милиционера, прибывшего на место происшествия.

«Мужчина после того, как его «сняли» с милиционера, стал кричать, что ненавидит сотрудников милиции, и что Нургалиев разрешил всем их бить», – из показаний случайного очевидца, который обратился к адвокату Колосовскому, после того, как увидел по телевизору сюжеты о псевдоизбиении свердловского музыканта.


«Избитый» копами профессор может стать подсудимым
Профессор Сергей Белоглазов в ожидании «ожидаемого» приговора


– Мужчина (Белоглазов – прим. ред.) сидел на лавочке в коридоре перед административной камерой без наручников. У него текли сопли и слюни. Он был в сильном алкогольном опьянении, вел себя не адекватно, выражался невнятно и бессвязно, – зачитывал судья показание одного из сотрудников отделения милиции, куда был доставлен профессор.

Из показаний свидетелей также выяснилось, что «трезвенник» Сергей Белоглазов даже заявление пришел писать в легком подпитии. И отказавшись соблюсти процедуру официального оформления документа (взять на руки уведомление о получении), уже у двери заявил: «Теперь вы за мной будете бегать!»

«Ходил пописать на стоянку»

Что касается «чудовищного избиения», то медицинская экспертиза через 15 часов после инцидента зафиксировала у Сергея Белоглазова лишь отек переносицы и гематому в области левой височной доли, а также ссадины на левом запястье. Ни о каких переломах и «лице, превратившимся в отбивную котлету» в заключении экспертизы и речи не было.

Эксперты полагают, что травмы лица, которые обнаружены у профессора, характерны для человека, который носит очки и который периодически на них падает. Ведь не исключено, что за те 14 минут, за которые музыкант обогнул ТРЦ «Мегаполис» (а при нормальной ходьбе такое расстояние преодолевается за 4-6 минут), он успел где-то навернуться.

– Не исключено, что кто-то из прохожих его успел проучить. Ведь из показаний Сергея Белоглазова во время очных ставок следует, что перед тем, как встретить Постникова, он ходил пописать где-то на стоянке. Где, по его словам, было безлюдно. А кому, к примеру, понравится, что на его машину писают? – предположил Колосовский.

Повреждений верхних слоев кожи на запястье не избежать никому, уверены эксперты, так как по инструкции наручники нельзя надевать на одежду. Более того, специалисты при оценке действий милиционера высказались с оправданием применения данного спецсредства в качестве альтернативы болевому приему. Который, кстати сказать, Постников также имел право применить к дерущемуся профессору. Но зимой надеть наручники безопаснее, чем, например, произвести загиб руки, заключили эксперты.

«Я просто так чувствую»

Суд, изучив материалы дела, не увидел в действиях Станислава Постникова ничего преступного. Во-первых, милиционер имел полное право подойти к Белоглазову и попросить документы. Действия же профессора на данное требование и последующую драку, свидетелями которой стали четыре сотрудника милиции и двое прохожих, суд счел за явное неповиновение должностному лицу при исполнении. Вследствие чего принудительное доставление профессора в опорный пункт милиции и применение к нему спецсредств (наручников) суд назвал законными и обоснованными.

Суд к обвинениям прокурора в избиении Сергея Белоглазова отнесся критически, так как нет ни одного доказательства, что подсудимый бил потерпевшего, но есть доказательства (показание пяти свидетелей) того, что Постников Белоглазова не бил.

Чкаловский районный суд оправдал Станислава Постникова и оставил за ним право на возможность получения моральной и процессуальной компенсации.


«Избитый» копами профессор может стать подсудимым
Адвокат-победитель Сергей Колосовский: «Сотрудников милиции должен защищать бывший сотрудник милиции!»


– Я ожидал такого приговора, – заявил обесславившийся профессор после заседания. – Потому что я чувствовал, что это дело заказное. Заказ выполнен.

Отметим, что на вопрос корреспондента «ВВ» о том, кто был заинтересован в заказе, Белоглазов так и не смог дать конкретного ответа. Он абстрактно заявил: «Я просто так чувствую».

Музыкант заявил, что против него выступила масса лжесвидетелей, которые были заинтересованы в таком исходе дела. Белоглазов высказал претензии суду, который, по его мнению, «не имел права говорить, что я менял показания».

«Я еще играть буду»

Несмотря на имеющееся недовольство и догадки о кознях свердловской Фемиды, профессор не намерен обжаловать приговор:

– Это мне уже стоило очень много здоровья. Меня внуки ждут, я хочу теперь с ними проводить время. Полтора года все это длилось, и ход этого процесса дался мне очень дорого, именно для моего здоровья, – объяснил Сергей Белоглазов, при этом отметив. – Травмы, нанесенные во время задержания, преподавать мне не мешают. Я, может быть, еще играть буду.

На вопрос «ВВ», доволен ли профессор своей защитой, Белоглазов отделался ритуальной благодарностью своим гражданским истцам, суть которой можно выразить так – на халяву и уксус сладкий:

– Юля, наверное, сама знала, к чему дело идет… Но ей большое спасибо. Как и Федоровичу, который участвовал в процессе дистанционно.

Но эксперты не исключают возможность того, что громкое дело о «избиении» уральского музыканта может войти в новый виток своего развития. И тогда Сергею Белоглазову предстоит не скорая встреча со своими внуками, так как на скамье подсудимых может оказаться и он.

Профессор может попасть под суд

«ВВ» известно, что после внутренних проверок УВД Екатеринбурга, убедившись в правоте своего сотрудника Станислава Постникова, посчитало это громкое дело делом чести. Не исключено, что УВД может инициировать дальнейшие разбирательства в отношении профессора по факту заведомо ложных показаний на суде и применения насилия по отношению к Постникову.

– Сергею Белоглазову в таком случае будет предъявлена ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении должностного лица при исполнении), ст. 306 (заведомо ложный донос о совершении преступления), а также ст.307 (дача заведомо ложных показаний), – проконсультировал «ВВ» адвокат Сергей Колосовский, заявивший, что, исходя из итогов разбирательства, «Белоглазов стал жертвой своей жены и своей защиты».
Ксения Постовалова © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK