Как профессор Белоглазов ходил за «Клинским»

В деле избитого милицией композитора появилось пиво, водка и свидетель-шизофреник

19.10 Пятница, 9 июля 2010
Первая полоса / Общество
9 июля в Чкаловском районном суде Екатеринбурга начались слушания по делу об избиении сотрудниками милиции Сергея Белоглазова – профессора Государственной консерватории им. Мусоргского.
Присутствовавшие в суде «Вечерние Ведомости» отметили, что показания пострадавшего через полгода после стычки с милицией существенно изменились. Оказалось, что профессор способен употреблять не только лекарственные капли, как говорил ранее, но и алкоголь. Также выяснилось, что человек с нетвердой походкой, попавший в объектив уличной камеры, все-таки является Сергеем Белоглазовым. Профессор после долгих отказов признал и это.


Рассказ человека с видеозаписи
В первый день главным героем стал сам Сергей Григорьевич, так как суд успел послушать только его версию происшествия. В суде пострадавший Сергей Белоглазов поначалу держался бодро. Он четко давал показания, почти не волновался, и даже добавлял новые подробности. Уверенности добавляли его верные защитники – Юлия Пономарева и Василий Федорович.

По словам Белоглазова, все началось с похода в магазин. 1 февраля текущего года в районе шести вечера 62-летний профессор взял с собой свою «любимую сумку через плечо», и пошел покупать продукты ко дню рождения сына, который планировали встретить всей семьей 2 февраля. По пути Белоглазов зашел в магазин «Винодел», где приобрел чекушку водки. Потом он посетил магазин «Монетка», где нагрузил сумку продуктами, среди которых оказалась и баночка светлого пива «Клинское».

– Я был совершенно трезвый, вышел из магазина, кажется, начал пить пиво. Но вроде бы даже не допил. Банка куда-то делась…, – вспоминал Сергей Григорьевич в зале суда.

То ли с пивом, то ли уже без него, Белоглазов двинулся к дому по темной улице Степана Разина – вдоль автостоянки. Именно в этом месте камера наблюдения зафиксировала несколько размытое изображение мужской фигуры.

Как известно, адвокаты милиционеров еще зимой утверждали, что на видеозаписи фигурирует именно Белоглазов. Для них это было важно – как косвенное подтверждение нетрезвого состояния композитора. Но Белоглазов упорно отказывался опознать себя в этом видео. Только в зале суда он решил подкорректировать свои показания.

– На видео я есть. Я определил себя по куртке, – подтвердил пианист в зале заседаний.

Как следует из дальнейших показаний профессора, миновав автостоянку, он направился к улице Щорса. Вблизи частных домов было темно и пусто, прохожих не было. Там к нему подошел прапорщик-кинолог управления милиции № 4 Чкаловского района Станислав Постников, и потребовал документы. Оказалось, что документы профессор в продуктовый магазин не захватил.

– «Фу, от вас пахнет пивом, покажите паспорт», – заявил милиционер, но удостоверение не показал. Он говорил, что я иду шаткой походкой. Да, у меня не строевой шаг. Но я редко падаю. В молодости занимался альпинизмом, и обычно я очень устойчивый, – вспомнил Белоглазов.

По словам Белоглазова, первое, что захотел сделать – позвонить жене, но сотрудник милиции воспрепятствовал этим действиям, пытался разжать пальцы, и выхватить мобильный телефон. Сергей Белоглазов подчиняться не захотел. Тогда страж порядка нацепил на него наручники, продолжить сжимать его руку, от чего сильно вспухло запястье. Потом милиционер кому-то позвонил. После чего, якобы, обеими руками толкнул профессора в снег… В дальнейшем в истории, рассказанной Белоглазовым, уже фигурирует два милиционера – Постников и второй, который подошел позже. Второй, якобы, профессора не бил.

– После трех-четырех ударов милиционера мое лицо превратилось в отбивную котлету. Они издевались надо мной, называли меня пидором. Но потом сказали, что не хотели оскорбить меня этим словом, а переговаривались между собой, – заявил Белоглазов.

Затем Сергея Белоглазова пытались поместить в милицейскую машину, он сопротивлялся. Вероятно, сопротивление было бесполезным, потому что в машине профессор все-таки оказался. Правда, как он говорит, вверх ногами (позже профессор заявил, что последствием потасовки стал перешибленый нервный столб на руке (рука сих пор немеет), сотрясение мозга, множественные ушибы и кровоподтеки).

В машине на Белоглазова, по его показаниям, посыпались упреки: «Будешь жаловаться…». Со своей стороны сотрудники милиции протокол не составили. Пианиста отпустили.

По показаниям Белоглазова в ходе встречи с милицией у него пропали деньги – две тысячи рублей. Якобы, их потом вернули, но только сумма была в четыре раза меньше пропавшей.

– Когда пришел домой избитый, я возмутился. И решил писать заявление в милицию…, – подвел итог Белоглазов.

Позиция защиты и больной свидетель
Обвиняемый, в отличие от потерпевшего, в зале суда чувствовал себя менее уверенно. Милиционер Постников с трудом скрывал напряжение. Он был зажат и скован. Зато защитники Постникова в лице адвокатов Колосовского и Белослутцева держались молодцом.

Колосовский еще до начала слушаний высказал журналистам свою точку зрения.

– Мы ждем от суда спокойного и объективного разбирательства, – заявил Колосовский. –Этой истории изначально задали неверный тон. Кто-то хотел пиара. В это время было очень удобно попасть в струю информации о Евсюкове. Отсюда столько неправды в прессе. Этому во многом поспособствовал Василий Федорович, от него в Интернете пошла неверная информация. И уже потом началась массовая истерия в СМИ. Именно она не дала в нужное время дать правильный ход этому делу. Появлялись новые и новые подробности. По-моему мнению, профессор был пьяный, неадекватный. По одним сведениям, сходил в туалет посреди автостоянки, по другим сведениям – в штаны. На улице в это время было минус двадцать градусов. Он мог замерзнуть. Таких случаев очень много, когда милиционеры спасают пьяных, отвозят в вытрезвитель. А потом, оттаяв и протрезвев, спасенные начинают писать жалобы. А прессе просто вешают лапшу на уши.

Сторона защиты приготовила много ходатайств. В их числе – прошение провести одно из слушаний в закрытом режиме. Адвокат аргументировал это тем, что среди свидетелей обвинения есть психически нездоровый человек – больной шизофренией. Заявление Колосовского не удивило профессора Белоглазова. Он знал о ком идет речь. Но соглашаться с ходатайством защиты не пожелал, заявив, что его свидетель полностью дееспособен. Однако аргументы адвоката, подкрепленные медицинским подтверждением шизофрении свидетеля, оказались убедительнее. Суд ходатайство удовлетворил.

Также на суде зашла речь о Василии Федоровиче – адвокате профессора Белоглазова, а точнее о той информации, которую Федорович выложил в Интернет.

– Хотелось бы, чтобы он здесь рассказал, из какого пальца он высосал свою информацию, – заявил в зале суда Сергей Колосовский.

Федорович пообещал доказать правдивость своих прежних заявлений. Но до его показаний дело пока не дошло. Впрочем, как и до показаний подсудимого милиционера, которому по приговору суда может грозить от трех до десяти лет лишения свободы (по ст.286 ч.3, п.А и п.В).
.
Все только начинается
По окончании двух часов заседания суда Сергей Белоглазов завил ходатайство, в котором по состоянию здоровья просил отложить слушания. Следующее заседание состоится через два месяца, 8 сентября. Ждать придется так долго, потому что судья уходит в отпуск. Но ждать стоит. Судя по всему, после яркой «пилотной серии» в этом процессуальном сериале будет еще много интересного.

Уже на первое судебное слушание пришли несколько человек, чтобы поддержать профессора Белоглазова. Они не только выражали возмущение произошедшим, но и жаловались на действия Чкаловской прокуратуры. Этих «гостей» процесса объединял непозитивный опыт общения с правоохранительными органами. И внимание общественности к данному делу, вероятно, будет только расти.

«Вечерние Ведомости» будут следить за развитием событий.
Ирина Бизенкова © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
1 комментарий
Александр
Добавил Александр
11 июля 2010 19:13
Этому профессору ещё повезло, у нас милиция вытворяет куда ужаснее вещи. Я из Новосибирска. У нас недавно прошел очень громкий процесс по делу Артёма Лоскутова, которому работники центра по борьбе с экстремизмом подбросили наркотики. От этой милиции можно ожидать всё что угодно, они постоянно занимаются провокациями с наркотиками и в последствии вымогают деньги (об этом все знают, но никто ничего не может поделать). По всей видимости, у них хорошие связи в надзорных органах. Лоскутову запретили участвовать в митинги, он отказался, и они его так проучили. Сейчас в Новосибирском Калининском суде проходит новое громкое дело по обвинению спортсмена Кузнецова Павла, ему также подбросили наркотики, он уже сидит больше года по сфабрикованному делу. После того как он отказался давать взятку за освобождение и сроки содержания под стражей истекали, а доказательств не было его начали обвинять в вымогательстве, и без предъявления обвинения начали показывать по телевизору в статусе преступника, с целью оказать психологическое давление и все-таки получить деньги. Его арестовал этот же отдел, что и Лоскутова, согласитесь СТРАННОЕ совпадение. Об этой провокации знает весь город, а прокуратура по этому делу полностью бездействует по "ПОНЯТНЫМ" причинам, также как и у Лоскутова. А эти оборотни в пагонах продолжают также “работать” в органах и неизвестно кто станет их следующей жертвой.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK