«Люди добрые, за кого вы проголосовали?» Ройзману грозит новая уголовка, а сторонники «мэра на доверии» ставят под вопрос авторство его ЖЖ

Записи в блоге главы Екатеринбурга противоречат его любимому имиджу «борца за правду»

17.21 Понедельник, 14 октября 2013
Первая полоса / Политика
Глава Екатеринбурга Евгений Ройзман после своего возвращения в большую политику вновь оказался в центре скандала, связанного с его любовью к громким обвинениям в адрес посторонних людей. На этот раз отсутствие привычки проверять информацию вышло мэру боком – екатеринбурженка Анна Филатова, ставшая очередной мишенью для нападок скандального общественника, пошла отстаивать свои права в суд и уже выиграла гражданское дело о защите чести и достоинства, а теперь готовится подавать заявление в СКР с просьбой привлечь Ройзмана за клевету. О предыстории конфликта и своих планах Анна Филатова рассказала в эксклюзивном интервью veved.ru.

– Анна, с чего началась вся эта история?

– Мой бывший муж, Алексей Карпов, работал адвокатом, занимался гражданскими и арбитражными процессами. И вот в 2010 году к нему обратился за помощью некий Андреев, у которого мошенники увели 6,5 миллионов рублей. Ситуация, если обрисовать вкратце, была следующая: Андреева задержали полицейские. Вроде бы нашли у него курительные смеси, а их тогда как раз только-только запретили к обороту на территории России.

При задержании у него изъяли паспорт, банковские карты, пароли к ним, потом отпустили. Этой же ночью некий молодой человек пришел в банк и снял все, что было на счете. Как раз те самые шесть с половиной миллионов. Понятно, что это была крайне сомнительная сделка: работники банка посреди ночи непонятно кому и безо всякой проверки отдали такую огромную сумму, которая почему-то у них оказалась под рукой.

По просьбе пострадавшего Андреева мой бывший муж вчинил иск и выиграл его, взыскав всю украденную сумму и неустойку в придачу. В банке проводят внутреннюю проверку и выясняют, что виноват в инциденте начальник службы собственной безопасности, ранее, как говорят, работавший полицейским.

Второй раз Андреева задержали в конце 2011 года, и он снова обратился к Карпову с просьбой защищать его в суде. Но Алексей не занимался уголовными процессами, только гражданскими и арбитражом. Поэтому он передал эту работу Роману Балдину, бывшему прокурорскому работнику, имевшему прекрасные отношения со всеми силовиками, в том числе и с городским УВД.

В середине 2012 года, когда следствие закончилось, Балдин предложил Карпову: «Мы отбились от части эпизодов, но все равно он сядет, так давай у него имущество, которое есть, отберем и поделим между собой». Карпов наотрез отказался, и с этого момента у него начались проблемы с полицией. В частности, с приятелями Балдина, сотрудниками городского УМВД Олегом Сафоновым и Валерием Жернаковым, а также сотрудником транспортной милиции Игорем Лузиным.

– Лузин? Он вроде бы еще и с Ройзманом дружит?

– Да, именно. Лузин сливал постоянно Ройзману секретную служебную информацию. Когда Игоря выгнали из органов за эти и другие нарушения, он ушел к Евгению Вадимовичу в фонд «Город без наркотиков», стал там так называемым «оперативником».

– А как себя в это время вел Андреев?

– Он пошел на сделку со следствием, активно сотрудничал, и потому ему по закону не могли дать больше двух третей от максимально возможного срока. Кроме того, ему вменялся не сам состав преступления, а только приготовление к нему, что тоже является смягчающим обстоятельством. Прокурор на суде попросил максимально возможное в этих условиях наказание, и судья именно такой приговор и вынес. То есть все было абсолютно по закону.

Понятно, что такой исход дела не устроил людей, которые уже точили зубы на имущество Андреева. Они-то хотели посадить его не по закону, а на очень долгий срок, чтобы он не помешал им делить чужое добро. Видимо, в этот момент кто-то из тройки Сафонов – Жернаков – Лузин и обратился к Ройзману за поддержкой.

– Ройзман согласился?

– Конечно. Он опубликовал в своем блоге измышления о том, что «слишком мягкий» приговор Андрееву – это дело рук Карпова и меня, его жены. Оттуда информация расползлась и в местные СМИ, и в федеральные. Мне намеренно создали репутацию преступницы, лишили возможности нормально работать, испортили отношения с друзьями и коллегами.

Я знала, что это полный бред по трем причинам. Во-первых, приговор был на 100% законный. Во-вторых, защищал Андреева вовсе не Алексей. В-третьих, меня приплели только на том основании, что я была супругой Карпова. Но ведь замужество – не преступление. К сожалению, не было времени и ресурсов, чтобы доказывать свою правоту общественности. Тем более что вскоре у меня нашли раковую опухоль. Надо было спасать свою жизнь и как-то заниматься детьми, сильно пожилой, часто болеющей маме помогать.

Думала, может быть, Ройзман просто по незнанию глупостей понаписал. Узнала через знакомых его телефон, хотела встретиться, объяснить ему ситуацию. Но он отказался разговаривать, раскричался, впал в полный неадекват. Вот тогда я начала догадываться, что Ройзман оклеветал меня не по ошибке, а специально. Видимо, какой-то материальный интерес у него в этом деле имелся.

– Ваши подозрения подтвердились?

– К сожалению, да. В следующей публикации Ройзман обвинил меня в организации убийства адвоката Ломейко, а также двух девушек, Кирилловой и Прилуковой. А я вообще не знаю, кто это такие, чем занимались и что с ними произошло. Позвонила следователю, спросила, подозревают ли меня в чем-то. Он сказал, что девушки действительно погибли, заведено уголовное дело, но моей фамилии в нем нет вообще.

Вскоре ко мне заявился оперуполномоченный Жернаков. Вел себя нагло, сказал, что «скоро органы мной займутся». Рекомендовал «вспомнить 2001 год». Я не могла разобраться, о чем речь, до тех пор, пока мне не прислали справку про то, кто и как сливал информацию из правоохранительных органов Ройзману. Тогда-то и стала понятна связь между Жернаковым, Сафоновым, Лузиным и известным блогером.

– Вы предприняли какие-то действия?

– Я юрист. Я прекрасно видела, что Ройзман на меня клевещет, и делает это с использованием информации, незаконно полученной от полицейских. Написала в Следственный комитет заявление, просила привлечь Евгения к ответственности за клевету, а сотрудников правоохранительных органов – за должностное преступление.

Комитет провел проверку и установил: опубликованная Ройзманом информация не соответствует действительности. Проще говоря, является полнейшим враньем. Опросили Евгения, который «включил дурака». Дескать, не знает и не помнит, откуда у него такая лживая информация обо мне. Сорока на хвосте принесла, а он, по доверчивости своей, повесил это в блог.

– Другие «чернушные» тексты Ройзман публиковал?

– Было дело. В марте он разместил в блоге информацию, найденную у Карпова при обыске, и еще от себя напридумывал три вагона вранья. Кто ему передал материалы, составляющие тайну следствия? На каком основании? Зачем? Написала жалобы везде. Начались проверки, и выяснилось, что Жернаков сливал все рабочие секреты Ройзману. Руководство уголовного розыска, которое раньше Жернакова ловило и на других неприглядных вещах, решило наконец вычистить его из своих рядов.

Это потом уже мне рассказали, что схема отъема имущества у бизнесменов налажена давно и применялась не только по Карпову. Находили обеспеченных людей, выбивали нужные показания на них из каких-нибудь сидельцев или запуганных наркоманов и таким образом вымогали у предпринимателей деньги. В группу входили Сафонов, Жернаков, Ройзман и еще несколько человек. Сейчас Следственный комитет четыре таких дела разбирает.

А тогда прокуратура, рассмотрев мои жалобы, нашла нарушение закона и вынесла представление полиции. У Сафонова выявили личную заинтересованность в пользу Ройзмана, у Жернакова – «сливы» служебной информации. Обоих отстранили от дела. Кстати, однажды Сафонов разоткровенничался под коньяк и рассказал моему мужу, что ранее они собирались подкинуть нашему старшему сыну наркотики. Поставить меня перед выбором: или сын на свободе, или муж. Методы совершенно людоедские. И откуда, кстати, у них были наркотики для подбрасывания? Не от Ройзмана ли?

– Вас оставили в покое после того, как отстранили Жернакова и Сафонова?

– Только на время. В июле 2013 года должны были снять арест с моего имущества. И тут Ройзман написал, будто я была не просто преступницей, а главной преступницей. Видимо, эта группировка увидела во мне какую-то угрозу своим планам по отъему и дележу чужих активов. Или просто отомстить решили. Или и то и другое сразу.

Но я сдаваться не намерена. 3 октября началось рассмотрение моего иска к Ройзману. Я обвиняю его в клевете, а также намеренном нанесении ущерба моей репутации. Сам блогер на суд не явился, прислал вместо себя адвоката Удеревскую. Эта странная девушка пыталась утверждать, будто блог Евгения ему не принадлежит и ведут его другие люди. Довольно глупая линия защиты, противоречащая не только законодательству, но и здравому смыслу.

Ведь Ройзман уже не первый год хвастается своим блогом, использует его как рупор для самопиара. А тут получается, будто это какие-то неизвестные злоумышленники уже десять лет подряд от его имени клевещут на людей. В итоге, правда, судья признала подобные доводы несостоятельными, и решение было вынесено в мою пользу. То, что размер морального ущерба сокращен до 5 тысяч рублей, для меня не важно, главное – это победа.

– Что вы намерены делать дальше?

– В ближайшее время я собираюсь вновь обратиться в Следственный комитет с заявлением о привлечении Ройзмана к уголовной ответственности за клевету. Но я не исключаю, что Ройзман будет оказывать давление. Он мэр Екатеринбурга, богатый человек, с серьезными связями и среди «сильных мира сего», и в СМИ. Поэтому у него есть все возможности продолжить негативную пиар-кампанию против меня, запугать судью. Реальный Ройзман сильно отличается от того образа, который его пиарщики нарисовали для общественности. Евгений Вадимович раньше не брезговал грязными методами ради достижения своих целей. И вряд ли сейчас он станет чистоплотнее.
Сергей Смирнов © Вечерние ведомости
Похожие материалы
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Работая с этим сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies. Статистика использования сайта отправляется в Google и Yandex. Политика конфиденциальности
OK