Федеральные СМИ после пресс-конференции Ройзмана: «Можно ли «лечить наркоманов» околопыточными способами?»

14.53 Среда, 14 ноября 2012
Новости дня
«На пресс-конференции главы фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, некоторым – уверены – очень хотелось задать ему прямой вопрос: почему вы живы? Без всякого цинизма, ибо судите сами – человек позиционирует себя борцом с наркомафией, с «купленными ментами», да еще и в политике засветился – из вышеперечисленного списка и одного более чем достаточно, чтобы жить «плохо и недолго», – пишет информационный портал russia.ru. – Тем не менее Ройзман почти 13 лет выступает, а главное действует против общеизвестного зла, а щупальца спрута все никак его не задушат. Удача, везение, или…»

«Многие уверены – именно что «или», – рассуждает russia.ru. – То бишь, говорят по-простому, в СМИ то и дело появляются новые и новые материалы, да и блогеры обсуждают – правда ли, что глава «Города без наркотиков» борется против чужих продавцов зелья, но «крышует» своих, сохраняя, расширяя рынок сбыта. Другие вспоминают его уголовное прошлое и его интервью про «Уралмаш» в различных его ипостасях. Ну и, безусловно, не обходится – такова диалектика вопроса – без обсуждения работы «реабилитационных центров» Ройзмана. В которых, с одной стороны, под «письмо-согласие» и при поддержке родных приезжают лечиться наркоманы (чаще всего, правда, их привозят) – а с другой эти наркоманы пребывают там в условиях (цитируем) «не сильно отличающихся от лаборатории доктора Менгеле». Преувеличение, конечно, но... взять ту же Татьяну Казанцеву, которая после «лечения» у Ройзмана, прямиком отправилась в мир иной. Ну да, в медицинском заключении говорится, что Казанцева умерла от вирусного менингита. Надышал кто-то в многолюдном Екатеринбурге, видимо.

Так что, здесь все далеко неоднозначно. Можно ли «лечит наркоманов» околопыточными способами? А если нет – как их лечить? Впрочем, оставим дискуссии о медицинской стороне экспертам. О моральной – тоже. Нас интересует вопрос политический.

Кстати, о вопросах. Присутствующие на пресс-конференции журналисты – как столичные, так и екатеринбургские – пытались вызнать у скандального «борца с наркотиками и политика» Ройзмана «острые» тонкости. Стоит заметить, что в своем вступительном слове Ройзман заметил, что большинство информации о нем – клевета. Правда, о судебных последствиях для «клеветников» разговор пока что (или «почему-то?») не пошел.

Спросили у Ройзмана и о том, что его ближайший соратник Маленкин... наркоман, проходивший, относительно недавно, реабилитацию в реабилитационном центре Преображение. Том самом, чьи сотрудники находятся под следствием за насильственные действия в отношении «незаконно удерживаемых лиц». В смысле – не является ли «Преображение» своеобразным зеркалом ГБН? Отрицать очевидное – бывшую (бывают ли «бывшие наркоманы»?) наркозависимость «сотрудника по работе с наркоманами» Ройзман не мог. У главы ГБН пытались уточнить и странность с бывшим «старшим по одной из групп реабилитации» Шабалиным – который, по некоторым данным варил «Крокодил» на рабочем месте? Среди прессы звучал и «жаренный» вопрос о ситуации с девушкой, случайно (по информации журналистов она не являлась наркоманкой) оказавшейся в центре и подвергшейся насилию со стороны... понятых Ройзмана по одному из судов. Впрочем, Ройзман впоследствии (предложив даме написать заявление на «добровольную реабилитацию») заявил, что эти сотрудники – «животные», а жертва - наркоманка.

Странных фактов вокруг центра Ройзмана, если «покопать» СМИ, соцсети и поговорить с местными жителями, предостаточно. Например, статистика изъятых в Екатеринбурге наркотиков после отстранения «Города без наркотиков» от полицейских операций – их количество (изъятых доз) выросло. Почему? А как быть с отправлением в ночи реабилитирующихся наркоманов и последующим заявлением ГБН о «разгроме полицией» – когда полиция, по ее словам, даже не вошла на территорию. Или с видеозаписью, на которой экс-аналитик фонда обвиняет Ройзмана в переделе наркорынка. Про слухи (оставим их достоверность на совести екатеринбужцев) о том, что ГБН является спецпроектом Хабарова, считающегося одним из руководителей «уралмашевских» и напоминать не стоит – это, как говорится, «общее место».

Кто бы мог рассказать, есть ли достоверная статистика о том, сколько «реабилитированных» в фонде наркоманов удержались от возвращения «на иглу», а сколько вернулись «на круги своя». А то у каждого кулика, как известно...

Так что существует и более «приземленная» версия. После брифинга, в кулуарах прозвучало: Ройзман «пиарится» – по некоторым данным он уже имеет самый высокий ретйинг среди потенциальных кандидатов в мэры Екатеринбурга – почти 25 % и хочет еще. И даже если он не пойдет в мэры – он сможет использовать свой ресурс, «кивнув» на нужного кандидата. А если учесть то, что Ройзман неформально является «правой рукой» Прохорова, до сих пор выделяющего деньги на медиазащиту фонда...

Кстати, стоит обратить внимание, как резво сторонники Ройзмана и сам «политик» воспользовались высказыванием главы ФСКН о борьбе с наркотиками. Естественно, в свою пользу. Вот только после появления в СМИ слухов о том, что глава этого ведомства поддерживает начинания «Города без наркотиков», посчитало нужным выступить со специальным заявлением: «Мы в пиар-проектах Ройзмана не участвуем».

Казалось бы, нет ничего плохого, когда политик стремиться прославиться «хорошими делами», вопреки совету старухи Шапокляк. С другой – если Ройзман действительно, как уверяют его оппоненты – «ставленник братвы», Екатеринбургу не позавидуешь. Есть такой анекдот – идет по улице мужик и хлопает в ладоши. У него интересуются, зачем, мол? Он говорит: «Крокодилов отгоняю!» «Так ведь нет же никаких крокодилов?!». «А потому-то их и нет, что я отгоняю».

Особенно – если учесть, что пресс-конференция Ройзмана (на волне появления новых претензий к его фонду) подавалась как нечто сенсационное, а в реальности оказалось «старыми песнями о главном» с традиционной приправой из резких высказываний и заявлений о «лживых журналистах» и «провокаторах из полиции». Хотя понятно – по правилам пиара нужно пользоваться любым моментом, дабы влиять на «информационную повестку». А может и потому, что в зале присутствовали те самые «полицейские», владеющие ситуацией как минимум не хуже самого Ройзмана?

Вот только не получится ли в результате как с мальчиком, кричавшим «Волки, волки» – или, в нашем случае «Крокодил, крокодил»?»
© Вечерние ведомости
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.