Коттеджный поселок Николин Ключ
 

Рубрика: Общество


13:21 | 22.08.2017

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе

Где в Екатеринбурге процветает организованная преступность, и почему она никак не сядет

Подавляющему большинству людей (речь сейчас не о представителях авангардного искусства) нравится думать, что страшный период 90-х уже давно позади. Мы же осмелимся сообщить, что так оно и есть, и вооружённые нападения стали сенсацией, а не каждодневной повесткой дня. Но, увы, ещё есть места, где люди всё ещё уважают только грубую силу и плевать хотели на все законы, как прописанные на бумаге, так и продиктованные моралью и этикой. Это место в Екатеринбурге называется «Овощебаза № 4».

Вопреки закону и здравому смыслу

На территории Свердловской области есть предприятия, на которых не платят заработную плату, которые не оплачивают услуги и поставки партнеров, кто-то ворует у граждан, кто-то из бюджета. Но есть у нас и особые таланты предпринимательской деятельности, они не платят вообще никому, от слова совсем. Налоги, это не про них, зарплата сотрудникам — так у них нет сотрудников, а если и есть, то это, как правило, нелегалы. Слово «нелегалы» можно употреблять дважды: и в смысле нелегального пересечения границ РФ, и в смысле нелегального трудоустройства. Вы, наверное, подумаете про строительные предприятия, где часто используется труд иностранных граждан? Нет, вы не угадали, в строительной отрасли государство порядок навело, суммы штрафов за нелегальных рабочих могут приблизить прибыль компании к нолю, а то и ниже. И строители перестали массово принимать на работу или использовать труд нелегалов.

Уличная торговля и услуги, потребительский рынок, точнее та его часть, которая связана с реализацией овощей и фруктов. Вот сфера, в которой работают эти предприятия. Но это щупальца спрута. А где голова, спросите вы? Ответим. Один из крупнейших перевалочных пунктов Уральского региона по поставкам овощей и фруктов, та самая, знаменитая во всех смыслах этого слова, «Продовольственная база № 4». Уникальнейший объект, надо сказать. В чем его уникальность? Во всем. Неоднократные изъятия крупных партий наркотиков на территории? Есть. Убийства? Есть. Рейдерские захваты, неоднократные смены собственников, уголовные дела и громкие расследования — в активе этого уникального предприятия просто полный криминальный набор. Сколько человек лишилось свободы в пылу борьбы за этот лакомый кусок «черного нала», не сосчитать. И всё-таки, несмотря на все это, объект существует. Существует вопреки закону и здравому смыслу.

Кому же принадлежит это чудо? Непонятно. Вот уже более 10 лет за право обладать активом бьются два семейства, или клана — кому как удобнее. Семья Контеевых и семья Русиных.

Оба семейства понесли потери. Глава семейства Контеевых Виктор получил восемнадцатилетний срок и на сегодняшний день отбывает наказание. Его жена Лариса находится в международном розыске, правда, если быть честным, особых усилий по её поиску никто не предпринимает.

Семейство Русиных понесло более тяжелые потери. В период борьбы за активы «Продовольственной базы № 4» умирает уже второй член этой семьи. Сначала у Татьяны Русиной, главы семейства, умирает гражданский муж, Виктор Демин, являвшийся соучредителем ООО «Продовольственная база № 4», а 29 октября 2016 года умерла и сама Татьяна Русина.

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе
«Овощебаза № 4» продолжает «жить», в то время как претенденты на её активы находятся либо в колонии, либо на кладбище


Более подробно в прошлые истории из жизни ООО «Продовольственная база № 4» углубляться мы не будем, написано об этом ох как много. Сейчас «война» за обладанием активом переместилась с территории объекта и из кабинетов разнообразных правоохранительных структур в здание Арбитражного суда Свердловской области.

Нельзя сказать, что раньше арбитражный суд не был задействован в этой борьбе. Банкротство с перерывами тянется с 2010 года. Но если раньше хотя бы раз в неделю доносились вести с полей сражений через призму постоянных проверок правоохранительными органами, инициированных то одной, то другой стороной, разнообразных рейдов Роспотребнадзора и других надзорных ведомств, то сейчас тишина. Разве что иногда кто-то из списка конкурсных управляющих, а меняются они довольно часто, попробует зайти на территорию объекта, дабы произвести инвентаризацию имущества предприятия-банкрота, «получит по зубам» и несолоно хлебавши тихо удалится. Или сотрудники полиции для выполнения плана, при поддержке бойцов Росгвардии, бодро прошагают по территории базы, поймают пару-тройку нелегалов и, написав очередной отчет о «победе», успокоятся.

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе
Рейды по отлову нелегальных мигрантов ранее проводились регулярно


А между тем, не говоря обо всем времени «войны» за актив, а только за два-три последних года, законодательство РФ в лице нескольких кодексов и законов, устав смотреть на дела, творимые на этом объекте, ушло лежать на полках в кабинеты чиновников от правоохранительной системы. Наверное, дожидаться очередного приезда президента и взмаха волшебной палочки.

Не будем перечислять все кодексы и законы, статьи и положения которых, по нашему мнению, нарушены, возьмем для примера два — закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Налоговый кодекс РФ.

«Кадровик» овощебазы

Вначале мы задали себе вопрос, кому принадлежит ООО «Продовольственная база № 4», а имущественный комплекс принадлежит именно этому предприятию. Ответа не нашли. Потому что слишком много наделали за все эти годы полчища юристов, работающих как на ту, так и на другую сторону. Работающих качественно, а потому разобраться во всем этом не представляется, наверное, никакой возможности.

Тогда поставим вопрос несколько по-другому: а кто управляет этим чудным объектом? На этот вопрос ответ есть. Управляет им на сегодняшний день Елена Владимировна Русина. Невольно возникает вопрос — в качестве кого? В качестве ответственного хранителя имущественного комплекса ООО «Продовольственная база № 4», и назначена она на эту замечательную «должность» следователем 4-го следственного управления ГСУ СК России Колесниковым Е.П.

А при чем здесь Закон о несостоятельности (банкротстве), спросите вы. А при том, что, руководствуясь положениями именно этого закона, Арбитражный суд Свердловской области своим постановлением от 14 апреля 2017 года, в рамках процедуры банкротства, назначил конкурсным управляющим Макарову Гориславу Львидовну. Стоит отметить, что до Макаровой конкурсными управляющими были Светлаков Юрий Иванович и Алексеев Алексей Александрович, оба были сменены по требованию основного кредитора, Федеральной налоговой службы (в лице Межрайонной ИФНС России № 32 по Свердловской области).

Назначить-то назначил, но не учел одного маленького момента. Следователь Колесников Е.П., назначая ответхранителя, наплевательски относился к решению арбитражного суда, он просто передал ответхранение по наследству от Татьяны Русиной ее дочери Елене Русиной, а Елена Русина в свою очередь тоже сквозь пальцы смотрела на решение суда и статьи закона. И когда конкурсный управляющий пришел на объект, то встретил около 200 молодых бойцов. На объект ее, конечно же, пустили, хоть и с большим трудом и скандалом (мы писали об этом), провели по базе, показали, а потом вывели за пределы объекта и со словами «Иди отсюда, не мешай людям работать» отправили восвояси.

Что гласит статья 129 Закона «О несостоятельности (банкротстве)»? А гласит она следующее:
Конкурсный управляющий обязан:
- принять в ведение имущество должника, провести инвентаризацию такого имущества;
- включить в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве сведения о результатах инвентаризации имущества должника в течение трех рабочих дней с даты ее окончания;
- привлечь оценщика для оценки имущества должника в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;
- принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц;
- принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника;
- заключать сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов;
- исполнять иные установленные настоящим Федеральным законом обязанности.

Назначая ответственного хранителя имущественного комплекса предприятия в рамках уголовного дела против одного из собственников предприятия, следователь Колесников Е.П., безусловно, должен был учесть все положения закона, все факты и обстоятельства и на основании этого встать на сторону прежде всего закона и государства, а не передавать права одной из сторон. Интересно, что побудило следователя принять именно такое решение? На сегодняшний день Колесников Е.П. из органов уволился, и на вопрос этот в качестве должностного лица уже не ответит. Может быть, ответит на вопрос уже другого следователя и в рамках уже другого уголовного дела? Ответа на этот вопрос у нас нет, а очень бы хотелось его получить.

Закон что дышло?

Кстати, после своего вступления на должность конкурсного управляющего Макарова в апреле 2017 года издала приказ о закрытии объекта, проведении инвентаризации и подготовке плана торгов по продаже имущества предприятия с целью погашения долгов. Об этом приказе Макарова оповестила все заинтересованные стороны. Сейчас август, объект работает, как и работал, ничего не поменялось.

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе
Горислава Макарова (на фото) пыталась восстановить законность на складском комплексе, но безуспешно


После неудачных попыток исполнить свои обязанности на вверенном ей судом предприятии конкурсным управляющим Макаровой Г.Л. были поданы жалобы и заявления: в комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, на имя прокурора Свердловской области Охлопкова С.А., на имя начальника ГУ МВД по Свердловской области Бородина М.А., на имя руководителя 4-го следственного управления ГСУ СК России Ибиева Р.К., на имя начальника УМВД России по городу Екатеринбургу Трифонова И.Ю.

Все жалобы со стороны конкурсного управляющего о нарушении законодательства остались если и с рассмотрением, то уж точно без внимания. Точнее, наоборот, их внимательно прочли, внимание таки уделили и, не рассмотрев, ответили, что вмешиваться в спор хозяйствующих субъектов не намерены и дел уголовных возбуждать не будут, так как оснований не видят. Несколько раз следователями УМВД России по городу Екатеринбургу выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, несколько раз прокуратура Железнодорожного района отменяла эти постановления и направляла дело на новое рассмотрение, и всё-таки дело возбуждено не было. В настоящее время все материалы дела находятся в УЭБиПК УМВД России по Екатеринбургу, никаких действий с материалами дела не производится.

Самое смешное в этой истории то, что и арбитражный суд встал по факту на сторону ответхранителя, а не на сторону им же назначенного конкурсного управляющего. Когда конкурсный управляющий обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с просьбой о принятии обеспечительных мер, суд ответил, что конкурсный управляющий предоставил недостаточно фактов. Фактов о ведущейся на объекте деятельности. Фактов о том, что деятельность эта ведется третьими лицами, т. е. непонятно кем. Фактов о том, что имущество предприятия используется этими третьими лицами без каких-либо на то оснований. И ответил отказом. Формально суд прав. Фразой «Закон что дышло: куда повернул, туда и вышло» у нас пользоваться научились ювелирно. Вот только не понятно, в чьих интересах действуют все: и правоохранители, и суд? В интересах государства или чьих-то еще? Одно очевидно — законодательство РФ на территории по адресу: г. Екатеринбург, ул. Завокзальная, 26, не работает. А если и работает, то буксует так, что клочья этого законодательства разлетаются в разные стороны.

Полмиллиарда «плодоовощных» рублей

То, что база, расположенная в городе Екатеринбурге на улице Завокзальной, 26, является крупнейшим перевалочным пунктом овощей и фруктов, это не преувеличение. Одномоментно на территории находится до ста двадцатитонных автомобилей-рефрижераторов с продукцией. По приблизительным подсчетам, а автор статьи не поленился и несколько дней провел около въезда на объект и ошибка в пару-тройку автомобилей некритична, да и непринципиальна, на территорию базы заходит около 20 фур в сутки. А теперь цифры и расчеты. Автор опять не поленился и уточнил входные цены фруктов и овощей на базах города, вот что получилось:

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе


Учитывая, что в день на базу заходит 20 машин с товаром, несложно посчитать, что в месяц это 600 машин. 20 тонн в каждой, в килограммах это 20 000 кг, умножаем — получаем, что на базу ежемесячно поступает около 12 миллионов килограмм продукции. Не усложняя расчетов, делим эту продукцию на две части, овощи и фрукты, т. е. 6 млн килограмм фруктов и 6 млн килограмм овощей, умножаем на среднюю цену и получаем стоимость всех овощей:
6 000 000 х 17,4 = 104 000 000 рублей и всех фруктов: 6 000 000 х 80,5 = 483 000 000 рублей. 483 000 000 + 104 000 000 = 587 000 000 рублей — это стоимость всей продукции, проходящей в месяц через базу.

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе
Овощи и фрукты на базе продают прямо с фур


Неуплаченные налоги

Никто ведь не сомневается, что вся эта продукция продается, допускаем, что все продавцы этой продукции находятся на упрощенной системе налогообложения и платят 10 процентов с оборота. А теперь, внимание, цифра неуплаченных налогов в месяц продавцами этой продукции: 587 000 000 х 10 % = 58 миллионов 700 тысяч рублей! И это при использовании в расчетах входных, а не продажных цен.

Двигаемся дальше. По неофициальным данным, которые, впрочем, несложно для правоохранительных органов и проверить, стоимость въезда одной машины на базу составляет, опять же в среднем, 50 000 рублей. 600 машин в месяц умножаем на 50 000 рублей, получаем 30 миллионов рублей в месяц. И если допустить, что лицо, взимающее плату за въезд машин, тоже находится на упрощённой системе налогообложения, то это еще 3 миллиона рублей неуплаченных налогов.

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе
Съемки с квадрокоптера наглядно показывают объемы товарооборота на «Овощебазе № 4»


Но и это еще не все! Имущественный комплекс базы состоит из десятка зданий, складов общей площадью порядка 11 000 квадратных метров. Вся эта площадь сдаётся в аренду в среднем по 500 рублей за кв. м и приносит еще до 6 млн рублей дохода, а это при упрощенной системе все того же налогообложения еще 600 000 рублей налогов.

Сложив все эти цифры, мы понимаем, что государство дурят примерно на 60–70 миллионов рублей в месяц!




Теперь понятно, за что идет «война»? За что садятся в тюрьму, гибнут, совершают преступления и остаются безнаказанными?! И цифры эти не точны, примерны и посчитаны на коленке, как говорится. Сколько денег «крутится» внутри этого объекта с учетом всего остального: нелегальные точки общепита, нелегальные грузчики и куча других сопутствующих маленьких бизнесов (про наркотрафик и нелегальную биржу труда мы не говорим) — не знает никто.

Застывшие 90-е: коммуна полнейшего беззакония на 4-й овощебазе
Нелегальный общепит на базе — дань местным порядкам


Кстати, задолженность предприятия перед государством в виде неуплаченных налогов — и это только то, что на поверхности, то, что было учтено и зафиксировано арбитражным судом при открытии процедуры банкротства, — составляет 119 миллионов рублей. Сейчас арбитражный суд выбирает, кто же из полутора десятков претендентов выкупит эту задолженность у налоговой и станет основным кредитором, и не исключено, что станет владельцем этого чудного предприятия. Заметили? Претендентов десятка полтора. Да оно и понятно, 119 миллионов «отобьются» за несколько месяцев.

Восемь гектаров беззакония

Ну и в заключение. При подготовке этого материала автор пообщался с представителями разных надзорных и правоохранительных органов и задал всем одни и те же вопросы. Почему происходит такое? Почему не принимаются меры? Как возможно такое, что в центре, ну практически в центре, города-миллионника существует территория площадью под восемь гектаров, на которой законодательство страны не работает? Как возможно такое, что губернатор на совете безопасности говорит, что это безобразие надо прекращать, но никто ничего не делает? Ответ парадоксален! «Мы в эти экскременты лезть не хотим. Влезешь, еще и по голове получишь. Слишком многие тут замешаны».

Вот так. Больше слов нет. Остаются только вопросы. Кто эти многие? От кого получат по голове правоохранители, защищая закон? Почему никто не хочет заниматься наведением порядка на территории отдельно взятого предприятия? Ответы напрашиваются, прямо скажем, не совсем хорошие, но напрашиваются. Сидишь иногда и думаешь: «Хоть бы президент приехал, потому как без него как без рук».

Максим Бойков © «Вечерние Ведомости»

 


Поделиться в соцсетях:

Версия для печати Код для вставки в блог




Добавление комментария

Комментарии работают в режиме премодерации.


Ваше имя:


Текст комментария:


Код защиты:

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код

Введите код защиты:



Новости
Сегодня
20.09.2017


Мы в соцсетях





Архив
«    Сентябрь      »  2017   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930