Общество


 

16:58 | 12.12.2018

Сергей Трубин связывает получение инвалидности с работой инкассатором. В течение дня ему приходилось постоянно переносить сумки до 40 килограмм. Фото предоставлено Сергеем Трубиным

Сбербанк «задолжал» инкассаторам?

Учреждение обвиняют в плохих условиях труда, приводящих даже к инвалидности

Сотрудники Сбербанка собираются жаловаться главе кредитного учреждения Герману Грефу, президенту Владимиру Путину и в прокуратуру. Причиной стали условия труда, из-за которых инкассаторы и кассиры, по их словам, становятся инвалидами, теряют здоровье и вынуждены увольняться. В Уральском филиале Сбербанка все обвинения отрицают. Против Роспотребнадзора, организовавшего проверку по заявлениям граждан, банк подал иск в суд.

На Сбербанк планируют жаловаться бывшие и нынешние кассиры и инкассаторы. Объединившись, они готовят письмо, под которым сейчас собираются подписи по всей России, в адрес главы Сбербанка Германа Грефа. Сотрудники инкассации требуют признать их работу вредной и обезопасить себя от увольнений в случае ухудшения здоровья. Помимо этого они просят поддерживать работников, получивших заболевания, в прохождении реабилитации и восстановлении здоровья, и главное – требуют улучшить условия труда. Также обращения намерены направить в прокуратуру и в администрацию президента. Сейчас по всей России идет сбор подписей под обращением.

По мнению подписавшихся, условия труда в Сбербанке не соответствуют нормативным показателям, сотрудникам приходилось и приходится переносить большие тяжести, у них огромные нагрузки и переработка. Общая проблема объединила людей из разных регионов страны, которые поодиночке пытались отстоять свои права и заставить Сбербанк компенсировать ухудшение своего здоровья. Теперь они все вместе намерены донести проблему до федерального руководства финансового учреждения.

Инкассатор стал инвалидом

В мае 2017 года инкассатору екатеринбургского филиала Сбербанка России Сергею Трубину была присвоена третья группа инвалидности. Данное решение приняло Главное бюро медико-социальной экспертизы по Свердловской области Министерства труда и социальной политики РФ. Через год – в июне 2018 года – инвалидность подтвердилась все тем же органом. Причина, по мнению Сергея Трубина, в работе инкассатором, который переносит за день огромные тяжести, работает сверхурочно и в условиях, не соответствующих нормативным.

В Сбербанк он устроился работать в 2013 году. Уже через год у него начала болеть спина. В сентябре 2014 года вылезла грыжа. Блокады и больничный стационар ненадолго исправили ситуацию, но через год все повторилось. Далее были осложнения в виде протрузии межпозвоночного диска и радикулопатии.

– Дошло до того, что пройду пару метров и прихватывает, приходилось отсиживаться. Потом начал падать, – рассказал Сергей Трубин. – Мне ставили уколы, но когда действие лекарств проходило, то я снова стоять не мог. Утром без специальных упражнений встать не могу. Врачи выяснили, что у меня от нагрузок защемило нерв и необходимы операции.

Сергей Трубин связывает ухудшение здоровья и дальнейшее получение инвалидности именно с работой инкассатором. В течение дня ему приходилось переносить большие тяжести в виде многокилограммовых сумок с деньгами (доходило до 40 килограмм), бронежилет, оружие. Приходилось работать в тяжелых условиях, так как в некоторых отделениях Сбербанка и машинах инкассаторов, которые были на вооружении учреждения, не созданы нормальные условия для работы.

– В Сбербанке мне сказали, что я сам подорвал себе здоровье. Якобы поднимал тяжести в спортзале. Потом заявили, что я к ним таким пришел, хотя при устройстве на работу у меня со здоровьем все было хорошо, – продолжает Сергей Трубин.

После получения инвалидности инкассатор обратился в Роспотребнадзор, чтобы ведомство проверило условия труда в Сбербанке. По словам Сергея Трубина, финансовое учреждение «подготовилось» к инспекции и по возможности убрало «все вредное». Несмотря на это, надзорное ведомство нашло нарушения. Проверка показала, что оценка тяжести трудового процесса – 3.1 класс, что соответствует вредному классу.

«Показатели тяжести трудового процесса на рабочем месте инкассатора при выполнении производственных операций не находятся в пределах оптимальных и допустимых величин и не соответствуют требованиям действующих нормативов по оценке и квалификации условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса», – сказано в заключении за подписью главного государственного санитарного врача в Ленинском, Верх-Исетском, Октябрьском и Кировском районах Екатеринбурга Ильи Власова.

Но реакцией Сбербанка было не улучшение условий труда и выплата компенсации за вредный труд для своего работника. Финансовое учреждение подало в суд на Роспотребнадзор за данное заключение. Но Ленинский районный суд Екатеринбурга отказал в удовлетворении иска.

К слову, Сергея Трубина компания не уволила, он продолжает числиться в Сбербанке, правда, пока не работает – находится в декретном отпуске по уходу за ребенком. Финансовое учреждение ему помогло с реабилитацией, частично оплатив санаторий. Правда, он считает, что этого недостаточно – он хочет, чтобы Сбербанк оплатил полностью реабилитацию и переобучение, так как работать инкассатором он больше не сможет. Но главное, что он требует, – это улучшение условий труда.

– После того, как мы подняли эту проблему, условия труда немного стали лучше. Но все равно приходят новые парни в инкассаторы, а через год у них уже грыжа и увольнение. Они как отработанный материал: один ушел, взяли другого, – говорит Сергей Трубин.

«Трудовой кодекс тоже не соблюдался»

О больших нагрузках в Сбербанке говорит и бывший старший инкассатор Сергей Трофимчук. В период его работы в Нижнетуринском филиале Сбербанка нагрузки на инкассаторов и работников кассового центра с 2013 года очень сильно возросли.

– Не знаю, с чем это было связано, видимо, в головной офис пришли другие руководители со своими требованиями, и начались гонки. Резко увеличилось число банкоматов на загрузку до 50-56 в день, а переносить кассеты приходилось в специальных баулах и только в одной руке, вес некоторых составлял 35-40 килограмм. Его возьмешь – ноги словно в землю уходят. Причем все эти тяжести выдавали нам и принимали кассовые работники на протяжении всей рабочей смены, находясь на ногах. Девчатам-кассирам приходилось все это таскать, считать, перезагружать и вновь выдавать, – говорит Сергей Трофимчук. – Трудовой кодекс тоже не соблюдался, иногда мы работали по 7-9 дней подряд по 13-14 часов в день, а некоторые наши водители – до 7-13 дней подряд. В целях экономии фонда заработной платы штат сокращали, а нагрузки увеличивались. С такими нагрузками не только мы, но и молодые парни сорвали себе спины. В инкассации началась текучка, многие инкассаторы не выдерживали такой нагрузки и увольнялись, в том числе и из-за ухудшения здоровья, а не желающих работать в таком режиме принуждали уволиться без всякого сокращения штатов.

У Сергея Трофимчука также возникли проблемы со здоровьем. После почти восьми лет работы в инкассации у него начались проблемы с ногой, а на позвоночнике образовались множественные грыжи. Работа стала непосильной, и пришлось уволиться.

Сбербанк «задолжал» инкассаторам?
Сергей Трубин добивается от Сбербанка оплаты реабилитации и переобучения, так как работать инкассатором он больше не сможет. Фото предоставлено Сергеем Трубиным


За сутки кассир переносит по полтонны

Похожая история у Ольги Никулиной, которая работает заведующей кассой в кассово-инкассаторском центре. В финансовом учреждении она трудится уже более тридцати лет.

– Моя работа связана с переносом тяжестей – мешки с монетой, с денежной наличностью, кассеты для загрузки банкоматов. В должности, которая связана с физическими перегрузками, я работаю с 2006 года. В 2017 году я обратилась к травматологу-ортопеду в связи с непрекращающейся болью в правом плече, мне был поставлен неутешительный диагноз, – рассказала Ольга Никулина.

У нее нашли множество проблем: повреждение сухожилия надостной мышцы, тендинит сухожильной части заднего пучка дельтовидной мышцы правого плеча, разрыв суставной губы правой лопатки, импинджмент-синдром справа, кальцирующий тендинит. Теперь она стоит в очереди на операцию.

– Одна кассета весит от двух до семи килограмм, за рабочую смену мы переносим около полутонны, – говорит Ольга Никулина.

Для подтверждения профессионального заболевания она обратилась в МСЧ № 70 – Уральский центр профессиональной патологии. Для составления санитарно-гигиенической характеристики условий труда на рабочем месте был задействован Роспотребнадзор. Но, по словам Ольги Никулиной, специалисты ведомства не приезжали на место, а составили свое заключение заочно на основании документов, которые предоставил Сбербанк.

– Выполняемая мной работа и показатели тяжести трудового процесса, которые были указаны в карте и протоколе ведомства, были занижены, – говорит Ольга Никулина. Поэтому она обратилась к главному государственному санитарному врачу по Свердловской области в Качканаре, Кушве и Нижней Туре, а также к уполномоченному по правам человека в регионе Татьяне Мерзляковой с просьбой разобраться и провести независимую экспертизу и установить фактическую связь заболевания с чрезмерными физическими нагрузками.

Роспотребнадзор привлек для проведения исследований нижнетагильский «Центр гигиены и эпидемиологии по Свердловской области». Сбербанк, по ее словам, и на этот раз был к этому готов.

– Сбербанк подготовился. Чтобы увидеть всю тяжесть нашей работы, надо присутствовать на рабочем месте не два часа, а минимум три смены. Люди работают на износ. Мои коллеги тоже страдают заболеваниями позвоночника, болят руки, но все боятся потерять работу, поэтому молчат. Сбербанк подал в суд на Роспотребнадзор за эту проверку. Но сейчас ожидается еще одна комиссия, я надеюсь на справедливость. Это очень тяжелая работа. Я добиваюсь, чтобы мне оформили профзаболевание, а также оплатили лечение и операцию, которая мне предстоит, – добавляет Ольга Никулина.

«Чем может помочь Сбербанк? Ничем»

Эти случаи не единичны. После того, как Сергей Трубин поднял проблему, к нему начали обращаться и другие нынешние и бывшие работники Сбербанка, сообщая о своих проблемах. Некоторые из них скрывают свои фамилии, так как опасаются ответных действий финансового учреждения.

Причем к Сергею Трубину присоединяются не только свердловчане, но и граждане из других регионов страны, которые также в одиночку пытались добиться от Сбербанка улучшения условий труда и компенсации за подорванное здоровье.

Федор Антипов из Московской области ранее работал инкассатором в Сбербанке, но ему пришлось уволиться из-за плохого состояния здоровья, врачи диагностировали у него болезнь суставов и грыжи.

– Обращения по вредным условиям труда были направлены к уполномоченному по правам человека в Московской области, в прокуратуру города Видное, в Роспотребнадзор по Московской области. Тяжести, перемещаемые сотрудниками, превышают допустимые. Данный факт можно легко проверить, подняв финансовые документы. Из официального ответа Сбербанка следует, что мешок с мелочью весит 4 килограмма, за раз мне приходилось переносить до 10 мешков в сумке-бауле. При инкассации доходило до 100 мешков, – рассказал Федор Антипов.

Он утверждает, что в Сбербанке постоянно не соблюдаются режимы труда и отдыха водителей, практикуется закрытие фиктивных обедов в табеле рабочего времени, в результате приходилось употреблять пищу, находясь в спецавтомобиле.

– На мой вопрос, чем может помочь Сбербанк в моей ситуации в связи с ухудшением здоровья, начальник инкассации КИЦ Видновский сказал: «Ничем», – добавляет Федор Антипов.

С такими же заболеваниями сейчас пытается добиться справедливости и инкассатор из Челябинска Алексей, у него две грыжи.

– В Екатеринбурге работает около ста инкассаторов Сбербанка, по Свердловской области их несколько сотен. Во всей России – несколько тысяч. Только за 2017-2018 годы порядка 300-400 человек стали калеками, – говорит Наталья, которая представляет интересы Сергея Трубина. – Для банка принятие рекомендаций Роспотребнадзора – это лишняя трата денежных средств. Ведь им придется отчислять больше средств в Пенсионный фонд, платить больше своим работникам, в том числе и за вредность, и давать им лишние выходные. Мы пойдем до конца. Нам терять нечего. Ведь в Сбербанке, видимо, многим уже не работать.

Банк отрицает

В Уральском банке Сбербанка России не согласны с обвинениями в свой адрес. Например, они не связывают получение инвалидности Сергеем Трубиным с его работой в инкассации.

«Третья группа инвалидности была установлена Сергею Трубину на срок до 1 июня 2019 года. Причиной инвалидности медико-санитарная экспертиза установила общее заболевание, а не травму или профессиональное заболевание. При этом медико-санитарная экспертиза спрогнозировала 100%-ное восстановление, подчеркнув, что Сергей Трубин нуждается в легком физическом труде, – сообщили «МК-Урал» в пресс-службе Уральского банка Сбербанка России. – Установление связи между полученным заболеванием и условиями труда (установление профессионального заболевания) может осуществляться только соответствующим органом исполнительной власти, в том числе с учетом анализа полученной от Роспотребнадзора санитарно-гигиенической характеристики условий труда, документов работника и работодателя».

В Сбербанке подчеркивают, что условия труда Сергея Трубина в соответствии со специальной оценкой являются «допустимыми» и не могли привести к заболеванию, установленному медико-санитарной экспертизой.

Что касается Ольги Никулиной, то в Сбербанке также считают, что причины «для возникновения профессиональных заболеваний от воздействия вредных факторов производственной среды и трудового процесса отсутствуют».

«Условия труда Ольги Никулиной характеризуются такими уровнями факторов среды и трудового процесса, которые не превышают установленных гигиенических нормативов для рабочих мест», – сообщили в пресс-службе финансового учреждения.

При этом там подчеркивают, что Сбербанк всегда защищает права и интересы своих работников и действует в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

«В Уральском банке Сбербанка на протяжении многих лет действует Социальная программа, направленная на поддержку как действующих сотрудников, так и неработающих пенсионеров – бывших работников банка. Одно из ключевых направлений Социальной программы Уральского банка Сбербанка – обеспечение сотрудников ДМС (добровольным медицинским страхованием. – Прим. ред.) и страхование их от несчастных случаев и тяжелых болезней, – отмечают в пресс-службе. – Также сотрудникам банка по решению руководства оказывается материальная помощь на неотложные нужды и компенсация расходов на медицинское обслуживание, выплачивается компенсация стоимости путевки в санаторно-курортные и оздоровительные учреждения, находящиеся на территории России».

На вопросы, касающиеся улучшения условий труда, в Уральском банке Сбербанка России не ответили.

Андрей Давыдов © «Вечерние Ведомости»

 


Поделиться в соцсетях:

Версия для печати Код для вставки в блог


написал: виктор   |   13 декабря 2018 16:17  
 
я тоже недавно уволился. потому что левая рука в локте ужасно стала болеть и с болью переносил имущество и ценности. ставили блокаду в локоть... помогло буквально на месяц... у меня так же протрузии в поясничном отделе... 12.5 лет отработал в сбербанке г.челябинска..
  [цитировать]
написал: Владимир   |   10 января 2019 06:11  
 
Нужно ещё прокуратуру туда направить чтобы людям деньги выплатили а то многие уволились а сбербанка не выплачивает
  [цитировать]
Добавление комментария

Комментарии работают в режиме премодерации.


Ваше имя:


Текст комментария:


Код защиты:

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код

Введите код защиты:



Новости
Сегодня
16.01.2019




Мы в соцсетях





Архив
«    Январь      »  2019   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031