Подпишись на МК-Урал

Общество


18:30 | 19.06.2018

Роковой звонок адвокату

Некоторые профессиональные защитники действуют по принципу «разделяй и властвуй»

В имущественных спорах многое зависит от добросовестности адвоката. Когда защитники себе на уме, пострадать от их вмешательства в процесс могут все — даже те, кто изначально этих адвокатов нанял. Усугубляя конфликт спорщиков, представители той или иной стороны получают максимум прав и полномочий в рамках процесса, процедур банкротства, управления активами предприятий. В результате их выигрыш может не ограничиваться гонораром. Одной из показательных историй, в которой адвокаты из Екатеринбурга делают гораздо больше, чем их просили, можно считать конфликт вокруг имущества ижевского бизнесмена Александра Соколова.

«МК-Урал» уже рассказывал о неоднозначной деятельности екатеринбуржца Дениса Пучкова и адвокатского бюро «Пучков и партнеры», в котором он является управляющим партнером. Данная структура представляла интересы сторон в различных имущественных конфликтах, связанных с банкротствами и выводом активов с предприятий. В ходе этой работы часть активов компаний-банкротов переходила в собственность близких к Пучкову юридических лиц.

Одной из скандальных историй, связанных с бюро «Пучков и партнеры», стало банкротство ЗАО «Фирма «Визстрой», начавшееся после предъявления Алексеем Захаровым, партнером Пучкова по адвокатскому бюро, требования выплаты долга на 26,5 млн рублей, ставшего следствием четырех очень странных сделок с участием компаний, имеющих отношение к Пучкову.

Другой удивительный бизнес-спор завел адвокатов Пучкова в Ижевск, где они взялись представлять интересы Натальи Соколовой, пытавшейся отсудить у собственного отца — бизнесмена Александра Соколова — расположенный в Чехии отель Louren. Наталья хозяйничала в отеле номинально, подлинным владельцем всегда являлся Александр Соколов, он же обеспечивал нигде не работающих дочь и ее мужа средствами к существованию.

Накануне конфликта бизнесмен решил, что дальнейшая эксплуатация отеля неэффективна, так как доходы от него не покрывают размеров выплат по кредиту, полученному на покупку этого объекта. Наталье и ее супругу, которым неплохо жилось в Чехии за счет отца и отеля, планы Александра Соколова не понравились. Связавшись с адвокатами Пучкова, они узнали, что имеют возможности заставить бизнесмена Соколова по-настоящему поделиться своими активами.

Свердловчане плотно взялись за Соколова. Не обошлось без проверок, организованных сотрудниками Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Свердловской области, и возбуждения уголовного дела против ижевского коммерсанта. Интересная деталь: руководителем УЭБиПК регионального главка полиции является Сергей Чуваков, брат которого Андрей Чуваков — однокашник Пучкова по Суворовскому училищу.

Оттолкнувшись от чешского отеля, члены адвокатского бюро вышли на торговый центр, также записанный на Наталью Соколову. Бизнес Александра Соколова оказался под угрозой. В девелопменте так часто бывает: ударь по одному объекту — зашатается второй, третий и четвертый, так как новые предприятия часто создаются на деньги, взятые под залог старых. В итоге предприниматель сам предложит атакующей стороне отступные в виде части своих активов.

В случае с ижевским конфликтом так и могло произойти. Однако попытка с ходу поставить Соколова в патовое положение и установить контроль над его компаниями и имуществом не удалась. Бизнесмен сам выкупил кредит, полученный под залог ТЦ, и сейчас имеет право требовать платежи от дочери.

С чешским отелем все пошло несколько иначе. Сын бизнесмена Сергей Соколов, с чьей помощью велось управление активами в Чехии, рассказал «МК-Урал», что адвокатам из Екатеринбурга удалось ввести его в заблуждение.

— Сергей Александрович, расскажите об отношениях в семье до начала конфликта.

— До середины 2015 года отношения были вполне нормальные, имущественных претензий члены семьи друг другу не предъявляли, несмотря на развод родителей. Развод состоялся по взаимному согласию, мои интересы и интересы Натальи он никак не задевал. Отец, начиная с 2010 года, регулярно предоставляя денежные средства, наделил Наталью имуществом, которое обеспечивало высокий уровень жизни дочери, ее семьи и моей мамы в Чешской Республике. Моя мать, Наталья, ее муж и дети жили за счет доходов от этого имущества, в том числе отеля Louren. Отель и остальное имущество за пределами РФ было приобретено на денежные средства, заработанные отцом. Деньги из отцовского бизнеса в РФ, как правило, перечислялись на мои счета, затем я их конвертировал в валюту и отправлял на расчетные счета Натальи или мамы в Чехии.

— Адвокаты Пучкова неоднократно утверждали о существовании «семейного бизнеса», объясните, что имеется в виду.

— Никакого «семейного бизнеса» не было. Ни я, ни Наталья, ни моя мама никогда в отцовском бизнесе не участвовали. Я помогал отцу, исполняя отдельные его поручения. Мама по образованию врач и последние несколько лет нигде не работала. Наталья и ее муж Карчев также почти не работали, если не считать, что Карчев числился директором чешских юридических лиц, принадлежащих моему отцу. На этих должностях он допустил ряд злоупотреблений, и отец был вынужден его уволить. Все имущество, принадлежащее Наталье, фактически безвозмездно передано ей отцом. Юридические лица в РФ и коммерческая недвижимость, номинально переданные Наталье, всегда были частью единого бизнеса моего отца и управлялись им с моей помощью по доверенностям, выданным Натальей. Имущественных и иных претензий Наталья, Карчев и мама никогда не заявляли и были вполне довольны деньгами, которые получали от принадлежащего отцу отеля, и теми, что им переводил отец.

— Расскажите, когда возник конфликт и что стало его причиной?

— По моему мнению, причиной конфликта стало нежелание Карчева и Натальи расстаться с отелем Louren. В связи с ростом курса доллара стало очевидно, что отель не окупает расходы на его приобретение, и отец в конце 2015 года принял решение о продаже этого объекта. Наталья и ее муж Карчев, считавшие отель своей собственностью и жившие за счет него, обратились в адвокатское бюро «Пучков и партнеры», и начался конфликт.

— Как вы познакомились с членами этого адвокатского бюро и что от вас попросили адвокаты?

— Сестра попросила меня поддержать мать, якобы лишенную при разводе средств к существованию, и дать адвокатам доверенности на ведение дел в судах. При этом Наталья сказала, что честность и порядочность адвокатов известна и они должны защитить мою мать, а также помочь Наталье в судах, если от лиц, которым должна Наталья, будут поданы иски. Я согласился и по просьбе адвоката Александрова В.А. подписал у нотариуса доверенность на представление моих интересов в судах РФ с неограниченными полномочиями на имя В.А. Александрова, а также на имя Колпащикова С.С., Саркисова А.З., Васильева Л.В., поскольку, как пояснил мне Александров В.А., с данными лицами они работают одной «командой». В июне 2016 года указанные адвокаты также предложили мне подписать отдельную доверенность на некоего Бедрина С.А., мотивируя это тем, что они работают вместе и в тех случаях, когда сами адвокаты не будут успевать участвовать в судебных заседаниях в связи с занятостью, мои интересы будет представлять он. Указанная доверенность также была мной составлена. Самого Бедрина Сергея Анатольевича я никогда не видел, лично с ним не общался, знаю о нем только со слов Александрова В.А.

— Расскажите о результатах деятельности адвокатов.

— Выдав доверенности, я легкомысленно не пытался контролировать действия моих доверенных, сестра говорила, что адвокаты защищают мою мать, потому что, если отец продаст отель, они останутся без средств к существованию. В то же время было очевидно, что отец регулярно переводит деньги на счет мамы. К сожалению, о результатах работы адвокатов я узнал уже из вступивших в законную силу решений судов.

В частности, мне стало известно, что в ходе разбирательства по делу № А71-4639/2016 в Арбитражном суде Удмуртской Республики интересы моей сестры представлял адвокат Александров, который заявил о фальсификации договора уступки прав (требования) от 30 декабря 2014 года, мотивируя это тем, что в нем стоит не моя подпись. Мои интересы представлял Бедрин С.А., который данную позицию Александрова В.А. поддержал. Отмечу, что в ходе беседы с адвокатами я никоим образом не упоминал, что в данном договоре поставлена не моя подпись. Напротив, я настаивал, что договор подписан мной от имени и по поручению Соколовой Н.А.

18 августа 2016 года, действуя от моего имени, Бедрин обратился в Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга с исковыми требованиями к моей сестре о взыскании задолженности по договору займа в размере 84 343 000 рублей (2 000 000 евро). В действительности эти деньги принадлежали моему отцу, и я перевел их сестре по его указанию.

В дальнейшем Бедрин С.А. представил в Верх-Исетский районный суд составленное якобы от моего имени сфальсифицированное заявление об отказе от исковых требований, которое в суде поддержал.

— Как так получилось?

— Указанное заявление я никогда осмысленно не подписывал, его смысл и последствия мне никто не разъяснял. Стоит отметить, что по просьбе адвоката Александрова В.А. я ставил подписи на документах, а также на чистых листах. Александров мотивировал это тем, что в судах необходимо представлять различные заявления от моего имени, а я часто бываю в разъездах.

Полагаю, что адвокаты АБ «Пучков и партнеры», действуя в интересах моей сестры — Соколовой Натальи Александровны — и в своих интересах, обманным путем фактически лишили моего отца прав требования на денежную сумму в размере 2 000 000 евро.

— Вы лично как-то пострадали финансово?

— 1 ноября 2016 года сестра обратилась в Верх-Исетский суд Екатеринбурга с исковыми требованиями о взыскании с меня 8 214 266 рублей по договору найма. Требования мотивированы тем, что 16 апреля 2016 года между Соколовой Н.А. и мной заключен договор найма жилого дома, расположенного в Ижевске по адресу Сосновый Бор, 23. Так, после того, как Арбитражным судом Удмуртской Республики по делу № А71-4639/2016 было вынесено определение о принятии обеспечительных мер, согласно которому был наложен арест на указанный жилой дом, адвокат Александров В.А. сказал, что мне необходимо подписать данный договор, чтобы избежать обращения взыскания на имущество сестры, находящееся в данном доме. В силу родственных отношений, не в полной мере осознавая последствия подписания оспариваемого договора и доверяя адвокатам, я его подписал. Я не мог предположить, что впоследствии указанный договор послужит основанием для взыскания с меня столь значительной суммы за наем дома, в котором я фактически никогда не проживал.

Также в Верх-Исетском суде Екатеринбурга рассмотрено дело о взыскании в пользу моей сестры с принадлежащего ей же ООО «Орион» задолженности в размере 28 млн рублей. Этот долг образовался, когда сестра продала своему обществу «Орион» мои долги перед ней на 28 млн руб. От моего имени Бедрин подтвердил в суде наличие этого долга, хотя это были транзитные переводы денег внутри холдинга.

В итоге в результате «адвокатской помощи» моих доверенных я оказался должен сестре 8 млн руб., ее компании «Орион» — 28 млн руб., лишил отца требований к чешскому отелю Louren (его собственному отелю) на сумму 2 млн евро.

— Одна из основных задач адвоката в любом споре — достигнуть мирового соглашения сторон. Что вы можете сказать об этой стороне деятельности АБ «Пучков и партнеры»?

— Имеются несколько проектов мировых соглашений, подготовленных Пучковым. Кратко о двух: в первом, предложенном в 2016 году, предусмотрено предоставление моей маме и сестре имущества на сумму около 8 млн евро. Однако Пучков потребовал признания недействительным брачного договора, заключенного родителями. Такое положение дало бы Пучкову возможность оспорить все сделки в бизнесе отца за предыдущие три года. То есть Пучков обеспечил бы себя доходом на долгое будущее. Последний вариант пучковского мирового соглашения, предложенного в процессе банкротства, заключается в прощении отцом всех долговых обязательств, за счет которых приобретено имущество, номинально числящееся за сестрой, и передаче связанным с Пучковым лицам торгового центра в Ижевске рыночной стоимостью около 70 млн руб.

С начала конфликта Пучков и его адвокаты не перестают говорить о мире. Только мир они понимают своеобразно. Кажется, имущественный спор из семейного перешел в тяжбу между моим отцом (собственником всего бизнеса) и адвокатским бюро «Пучков и партнеры».

Максим Бойков © «Вечерние Ведомости»

 


Поделиться в соцсетях:

Версия для печати Код для вставки в блог




Информация
 
Комментировать новости на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
 
Новости
21.09.2018

Мы в соцсетях





Архив
«    Сентябрь      »  2018   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930