Подпишись на МК-Урал

Пермь: газетный номер


16:58 | 24.01.2018

Если копнуть историю…

Найдутся ответы на вопрос, что произошло в пермской школе

Почему все чаще и чаще в нашем обществе происходят вопиющие события? Можно ли это назвать отражением теперешней действительности, уклада жизни, потерей ценностей? Эту щепетильную тему затронули в очередной передаче «Кухня» на радиостанции «Эхо. Пермь». А гостем ведущей Оксаны Яваевой стал проректор по внеучебной работе и развитию образовательной среды ПГГПУ Олег Лысенко.

— Можно ли отнести драматические случаи, которые на прошлой неделе произошли в пермской школе и в других городах, к тем, что могли иметь место в любые годы? Или все-таки это отражение современного состояния общества?
— Это симптом времени, который возможен в каждой школе и в любом городе. С другой стороны, то, что это произошло в Перми, — чистая случайность. Такое может быть где угодно и когда угодно. Все наши города находятся примерно на одном уровне развития экономических тенденций, технологий и урбанизации.

— Вы хотите сказать, что сейчас российское общество более или менее однородно?
— Я говорю не совсем об этом. Если копнуть историю, то мы все знаем, как развивались российские города в ХХ веке. Часто они возникали как рабочие (барачные) поселки вокруг заводов, и только со временем появлялся некий городской центр благоустроенного жилья. Как рассказывает в одной своей статье пермский социолог и историк Олег Лейбович, жизнь в центре и бараках очень сильно отличалась. То есть в рабочем поселке был один стандарт жизни, а в центре другой. И эти слои общества практически не пересекались. Мир городской окраины был замкнутым, рутинным, а главное, понятным. Если ты живешь на городской окраине, у тебя такой же стандарт потребления, как и у всех вокруг, и ты в глазах окружающих не выглядишь неудачником. Сегодня же потребительский и достижительный стандарт практически общий, для многих он недостижим, и это создает для некоторых молодых людей известную напряженность, фрустрацию, которая в сочетании с неустойчивой психикой приводит к подобным патологическим способам самоутверждения.

В рабочих поселках сложилась также всем известная дворовая культура. Здесь были свои порядки. Отчасти они кажутся нам сегодня дикими (драки «стенка на стенку», избиения «чужих»), но отчасти они обеспечивали и дополнительный социальный контроль, удерживали психически неустойчивых людей от немотивированной агрессии. Ведь даже в драках существовали правила — лежачего не бить, до первой крови и т. д. Сегодня эта культура отходит в прошлое, а с ней исчезает и еще один регулятор поведения.

— Получается, современное общество стало более жестоким?
— Я так не считаю. Просто у каждого времени свои взгляды и устои жизни. Например, 200 лет назад народ развлекался, сжигая кошек. Или проводил публичные казни. После войны 70 лет назад в наших городах криминала было на порядок выше. У меня есть знакомый профессор, который рассказывал, как он, мальчик из приличной семьи, после войны без ножа на улицу не выходил. Но сегодня, повторю, общество становится более индивидуалистичным, оно чаще требует от человека выделиться, быть непохожим на остальных, этаким новым Раскольниковым. При определенном стечении обстоятельств некоторые не выдерживают этого напряжения. Не случайно случаи массовых расправ в школах часто происходят в США, где культ индивидуализма существует издавна.

— А почему эти проявления стали появляться и у нас?
— В 90-х годах мы открылись миру, и сразу появились новые стандарты и индивидуализм, который так ярко выражен в США. Стандарты потребления и достижения стали универсальными, а количество ролей и непредсказуемость возросли. Люди меняют профессию, работу, мысли, традиции и даже пол. От этого возникает социальное состояние, похожее на шизофрению и раздвоение личности. В традиционном обществе, каким оно было в советское время, таких симптомов не было.

— Возвращаясь к школьным проблемам — как же выжить ребенку в современном обществе? Сейчас большинство детей вступают во всевозможные сообщества для самореализации. И хорошо, если направленность такой группы — волонтерство либо какое-то другое благое дело. Но ведь некоторых привлекают и деструктивные сообщества.
— Потребность в социальном объединении является основой для всякого социального действия. Несомненно, если будет больше хороших примеров социальной самореализации, то социальная активность будет удовлетворяться в тех формах, которые для общества не только не опасны, но и благоприятны. Не говоря уже о том, что любое негативное желание человека можно направить в хорошее русло.

Записала Оксана Землянских © «Вечерние Ведомости»

 


Поделиться в соцсетях:

Версия для печати Код для вставки в блог




Информация
 
Комментировать новости на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
 
Новости
Сегодня
16.08.2018

Мы в соцсетях





Архив
«    Август      »  2018   
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031